Мовлади Удугов: Шариат в рамках демократии, легитимность и государство двух ущелий. Часть1, Часть2

Мовлади Удугов: Шариат в рамках демократии, легитимность и государство двух ущелий

Краткая справка:

Мовлади Удугов (9.02.1962), чеченец, уроженец села Герменчук. Из тейпа Ширди.

Политической деятельностью занимается с 1986 года.

Активный участник и организатор первых чеченских национальных политических групп и организаций (1987-90 г.г). Один из организаторов и активных членов общества «Барт» (1989 г.).

Организатор и руководитель военно-патриотического союза «Мансур» 1990-91 г.г.,

Один из организаторов и руководителей Конфедерации Народов Кавказа (1989 г.)

Член оргкомитета и глава секретариата по организации Первого Общенационального съезда чеченского народа (1990 г.). Глава секретариата всех сессий Общенационального Конгресса Чеченского Народа (ОКЧН).

Глава Информационного Комитета ОКЧН. Доверенное лицо и соратник председателя ОКНЧ, а затем и президента ЧРИ Джохара Дудаева. Одни из организаторов и лидеров чеченской революции 1991 г. 

Вместе с Д.Дудаевым, З. Яндарбиевым, С-Х Абумуслимовым, М. Темишевым, И. Арсемиковым и др. один из основателей и идеологов независимого Чеченского Государства - ЧРИ.

Приказом Джохара Дудаева (февраль 1994 г.) присвоено звание бригадный генерал (по должности). Отмечен высшей наградой ЧРИ орденом «Къоман Сий».

Глава государственной комиссии ЧРИ по переговорам с РФ. Под руководством Мовлади Удугова был подготовлен «Договор о мире и принципах взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской республикой Ичкерия», подписанный президентом ЧРИ Асланом Масхадовым и Борисом Ельциным в Москве в 1998 году.

Более подробная информация к биографической справке по этой ссылке.

***

Мовлади Удугов: Шариат в рамках демократии, легитимность и государство двух ущелий

С именем Аллаха. Хвала Аллаху. Мир и благословление нашему Пророку Мухаммаду (алейхи салату васалм)

И затем:

Меньше всего хотелось бы, чтобы эта статья воспринималась как конфронтационная, хотя совсем без эмоций обойтись вряд ли получится.

Это попытка призвать к размышлению и противников, и сторонников. Призыв посмотреть немного дальше, чем мы смотрим сейчас.

Статья не дискуссионная, т.к. за многие годы я внимательно изучил все аргументы и доводы противников и критиков, и не нашел в них серьезные обоснования ни с религиозной, ни с политической точки зрения, чтобы изменить свою позицию.

Представленный ниже материал - это основанное на опыте обобщенное видение ситуации и перспектив, которые я хочу донести до молодого поколения мусульман, т.к. именно на них ложится ответственность продолжить общее дело по освобождению нашей родины и восстановлению в правах законов Аллаха.

Тот, кто примет, тот примет. Тот, кто отвергнет, тот отвергнет.

Утверждаю ли я, что эта позиция безошибочна? Конечно же, нет. Люди созданы ошибающимися. Однако я уверен в том, что в главной цели - обязанности мусульман восстановить закон Аллаха на вверенной ему территории - ошибки нет.

Истина заключается не в победе в диспутах и дебатах. Истина - это «сказал Аллах, и сказал его Посланник (алейхи салату васалам)».

Политика - часть религии

Мы утверждает, что политика - это часть религии.

Посредством политики правящий политический режим направляет и ориентирует государство, определяя методы и способы его отношения с народом и другими государствами.

Только при ясном политическом видении и определении отчетливых целей, а также при ясном понимании способов и путей, которые будут использоваться для их достижения, можно надеется на успех.

Если не будет ясности в политическом видении и запутанность целей, то это приведет к провалу.

Прежде чем разобраться в том, какая должна быть наша политика, мы должны определиться с одним принципиальным вопросом - что лежит в основе политики?

И здесь мы также утверждаем, что в основе любой политики, как и в основе государства, лежит религия (идеология).  

Если Ислам, то это одна позиция и одна политика. Если, что-то другое, то этой позицией и политикой будет все что угодно, только не Ислам. 

Разность этих двух подходов проявляется в том, на чью помощь, на чье одобрение и благорасположенность мы рассчитываем или чьей враждебности, осуждения или гнева хотим избежать. 

Выбор здесь небольшой - либо политическая система и общество, создаваемое для одобрения людей и удовлетворения их страстей, или политическая система и общество, создаваемое для одобрения Аллаха.

Ответы на эти вопросы и определяют суть политической доктрины.

В наше время появилось новое явление, которого раньше не было среди мусульман: исламо-демократы.

Их отличительная черта в том, что они признают господство Аллаха и подтверждают, что происходит только то, что пожелает Аллах, но, когда дело касается политики они выводят Аллаха из господства, а политику из Ислама и окунаются в омут человеческих страстей, и предпочтений.

Основа государства - религия

В хадисе Пророка Мухаммада (алейхи салату васалам) говорится (изложение смысла):

После праведного Халифата наступит период наследственной монархии, который сменится тиранией и фитной (конфликтами), затем снова наступит период праведного Халифата. (Ахмад)

Этот хадис напоминает нам, что все современные формы государственного устройства, начиная от выборной демократии и кончая тоталитарными режимами, являются, по сути, тираниями - коммунистической, демократической, монархической, тоталитарной, авторитарной и прочей.

Государство - это не просто социально-политическое образование на определенной территории, это, прежде всего, идеологическая конструкция.

Основополагающим началом любого государства является религия. Именно религия (идеология) является цементирующей основой государства.

Шариатский принцип утверждает: нет множества религий, а есть только две веры - Ислам и язычество.

Точно также нет множества типов государств, а существует только два типа - государство, которое основано на власти Бога и государство, которое держится на власти Тагута (проявляющейся в разных формах, начиная от диктатуры и кончая демократией).

Все другие имена и названия призваны скрыть эту простую истину. 

Государство двух ущелий

Война в Украине оживила чеченскую тему. Она стала востребованной не только в СМИ, но также в ряде случаев в международной политике. 

И дело не только в том, что параллели с войной России и ее преступлениями в Чечне напрашиваются сами собой. 

Дело в том, что «эксгумация» чеченского вопроса, давно похороненного т.н. международным сообществом в угоду Кремлю, как нельзя удобно вписывается сегодня в общий контекст ожесточенной схватки между Украиной (ее союзником Западом) и Россией.

Даже несмотря на то, что использование чеченской темы носит чисто манипулятивный характер (во всяком случае, пока), объективно это на руку сторонникам независимости Чечни, т.к. вновь напоминает миру, что борьба чеченцев за свою свободу все еще актуальна.

Вместе с тем у этой истории есть и другая сторона медали. На повестке дня снова обострился вопрос - о какой независимости, и о какой Чечне идет речь.

Сейчас в тренде тезис о деоккупации Чеченской республики Ичкерия. Вокруг этого тезиса формируется основная политическая и информационная повестка, и не только среди чеченцев.

Эту тенденцию усилило решение властей Украины признать ЧРИ временно оккупированной территорией.

Но прежде, чем говорить о деоккупации Чечни, нам следовало бы сначала деоккупировать наше сознание, наше мышление, разрушить ментальную клетку в наших головах и выбраться, наконец, из ментальной тюрьмы.

Однако нам снова предлагают под флагом независимости посадить чеченский народ в национальную клетку, замуровать в двух ущельях и радоваться фольклорному суверенитету с почти неизбежными земельными конфликтами с соседями.

История чеченского народа и чеченской государственности не начиналась в 1991 году. Вся наша история последних столетий - это стремление к общекавказскому государству.

И даже тогда, когда после распада российской империи среди кавказских народов распространились идеи демократии, чеченские демократы первыми выступили за создание общекавказской Горской республики, а не отдельной Чеченской. Почему? 

Да потому, что даже они, в отличие от наших современных национал-демократов и демократов-исламистов прекрасно понимали, что построить жизнеспособное государство в двух ущельях, мягко говоря, проблематично

Но наши демократы разных мастей и направлений, ратующие за отдельную республику, упорно требуют создать этническую резервацию в границах, очерченных Сталиным.

Выступая за деоккупацию и освобождение отдельно взятой Ичкерии, они фактически хотят создать новый изолированный загон в горном тупике, обложенный красными флажками.

Такая конструкция по умолчанию неизбежно попадет под внешнее влияние и будет по своей сути марионеточным образованием с формально независимым статусом.

Враг, который веками уничтожал, разрушал, подвергал террору и насилию, и в конце концов заразил нас своим бессвязным мировоззрением, решил провести границы на карте.

И сегодня мы определяем себя по этим линиям и готовы сражаться за ложную идентичность, которую нам навязали.

Сначала царская Россия, а затем большевистская разделили наши народы на враждующие племена, перетасовав границы таким образом, чтобы у каждого народа были претензии к своему соседу.

И теперь наши сторонники отдельной республики вместо того, чтобы сломать эти насажденные силой искусственные образования, наоборот всячески проводят в жизнь внушенную врагом идею раздельных национальных клеток по определенным ими границам.

И они называют это независимостью и суверенитетом?

Россия отведет свои гаубицы на 500 метров от границы, которые могут простреливать Чечню вдоль и поперек и будет у нас суверенитет и отдельное государство под прямой наводкой русской артиллерии.

А если, кто-то рассчитывает на договора и международное право (поддержку и защиту) и у него отшибло память о том, что Россия сотворила в Чечне, то пусть посмотрит на Украину, которой даже сегодня пытаются торговать оптом и в розницу.

Если, кто-то думает, что мир впряжется за два ущелья в горах Кавказа, даже если мы будем супердемократами, их стоит только пожалеть. 

Помощь Запада России в уничтожении независимости Чечни, которую мы пережили собственными судьбами, ясно показывает степень ценности для мира наших двух ущелий.

Нам предлагают повторить уже пройденный путь, чтобы снова узнать, что кусок горы, зажатый со всех сторон, никому не интересен.

Мы будем интересны для мира только тогда, когда можем дать этому миру нечто больше, чем несколько тысяч квадратных километров в горном тупике.

Предметом интереса (или озабоченности) может быть Кавказ от моря до моря. Резервация в двух ущельях слишком маленький актив.

Нам нужны территории и людские ресурсы. Для этого надо иметь соответствующее обоснование и аргумент. Таким обоснованием является тезис о том, что Северный Кавказ это исламская земля и мы восстанавливаем на этой земле Шариат, насильственно уничтоженный Россией.

Тем более, что это наша прямая обязанность, если мы мусульмане.

(Да, да. Сразу слышу голоса – «исламский фундаментализм, терроризм, ваххабизм», «международное сообщество это не примет», «мы не должны быть красной тряпкой на мировой арене» и т.д. Об этом чуть позже)

Мы должны вбирать в государство территории и народы, расширяя его пространство за счет ясной идеологии. Мы должны восстанавливать право ислама и право мусульманских народов на справедливость Шариата.

Наша обязанность восстановить законы Аллаха на этих землях.  Это обязанность лежит на всех мусульманских народах Кавказа.

Национальный проект двух ущелий стратегически проигрышный. Если нам и удастся заполучить независимость на 16 тыс. квадратных километрах, замурованных в горных лощинах, то объективно это будет марионеточное образование, зависимое от многих внешних факторов.

Чтобы понять это не надо быть профессором Гарвардского университета. Достаточно посмотреть на географическую карту и немного пораскинуть мозгами.

И даже, если на первых порах по какой-то причине придется ограничиться только Чечней, это не должно быть национальной клеткой, а должно быть открытым к развитию и продвижению шариатским государством.

Это государство должно вбирать себя человеческие ресурсы и пространство до своих естественных границ, чтобы выжить и полноценно существовать.

Не имеет значение состояние того или иного общества или народа на данный момент. Сам процесс будет заставлять людей делать выбор и одновременно пробуждать историческую память, которая во многом стерлась из-за жестокой политики русификации и искоренения ислама на Кавказе

Если мы займем роль обиженных (нам никто не помогал) и позу обвинителей (это наша земля), и будем ждать пока «народы проснутся и сами захотят свободы», то это будет самой глупой и проигрышной стратегией.

Наоборот - в кавказских народах надо пробуждать историческую память и напоминать об их исламских обязанностях и ответственности перед Аллахом.

Надо говорить об освобождении исламских земель, а не чеченских. Национальный контекст ослабляет наши силы, ограничивает маневр, сужает пространство, создает враждебное окружение и загоняет нас в ловушку.

Наша обязанность - восстановить Шариат на освобожденных землях Северного Кавказа, который устраняет проблемы, в т.ч. и территориальные, на основе божественной справедливости, (а не людских пристрастий), против которой у мусульман нет аргументов.

Реальная независимость Чечни может быть в полной мере реализована только при условии освобождения Кавказа или хотя бы части его.

Нам нужно пространство и человеческий ресурс, чтобы выжить в том новом мире, который сейчас устанавливается. Это очевидно, но, к сожалению, узконациональное мышление мешает увидеть те тяжелые процессы, которые на нас надвигаются.

Фанаты независимости двух горных ущелий предлагают нам вновь наступить на те же грабли, только на метр короче. На этот раз удар будет больнее.

«Священные слова»

Колониальное наследие, геноцид, этноцид, искоренение ислама и насаждение бессвязного мировоззрения не прошли бесследно для на наших народов.

Выросли целые поколения мусульман с измененным мировоззрением. Произошла подмена ценностей и понятий. Внедренные в наше сознание чуждые установки приобрели сакральный статус.

Обслуживающие эти установки понятия стали священными и неприкасаемыми. Так мы оказалась в тюрьме «священных слов», которые не только ограничили наше мышление и наши действия, но также направляют и указывают нам «верный путь».

«Демократия, права человека, конституция, разделение властей, всеобщие выборы, суверенитет, парламент, общечеловеческие ценности, легитимность, международное право…» и т.д. и т.п.

Нам внушили (и мы это приняли), что эти «священные слова», которые несут вполне определенный контекст, и есть та основа, которой надо придерживаться, и по-другому нельзя. Все, что выходит за рамки этих «святынь» воспринимается как беда и проблема.

Например: казалось бы, что может более ясным для понимания, чем утверждение, что, прежде чем говорить о соблюдении прав человека, надо соблюсти права Аллаха.

Но в рамках навязанного демократического мировоззрения такое утверждение кощунственно и абсолютно не приемлемо даже для многих из тех, кто считает себя мусульманами.

Человек пользуется теми инструментами, которые он приобрел. Если у человека в руках клизма, а он хочет починить водопровод, то догадайтесь из трех раз, каков будет результат.

Примерно такой же результат получит и тот, кто оперирует таким терминами как «философское осмысление», «гражданское самосознание», «разделение властей», «демократия это только форма правления» и т.д., и утверждает, что хочет построить государство на основе шариата.

Словесные конструкции, термины и образы не только выявляют истинную идеологическую (религиозную) основу, на которую человек ориентируется, опирается и считает главной (осознано или нет), но также формируют реальность

«Священные слова» формируют в нашем сознании навязанные инстинкты, определенную парадигму, выход за пределы которой считается противозаконным актом.

Так, защитники конституционного строя Чеченской республики Ичкерии находятся внутри терминологического и политического дискурса «священных слов», которые они осознанно или неосознанно приняли и утвердили в своем сознании.

Все, что выходит за рамки этого дискурса для них нелегитимно, вредно и разрушает основы нашего государства.

Как только человек принимает «священные слова» за основу, он тут же попадает в капкан этих слов – «легитимность», «юридическая база», «конституция», «парламент», «разделение властей» и пр., - вся его идеологическая и политическая конструкция держится на этой базе.

Все, что противоречит этой конструкции объявляется злом, ошибкой или преступлением.

В конечном итоге происходит главная подмена - подмена религиозных (исламских) основ, предписанных нашим Творцом, как для общества в целом, так и для каждого индивидуально.

И здесь опять выявляется главная проблема исламо-демократов: они признают господство Аллаха, но, когда дело касается политики выводят Аллаха из господства, а политику из Ислама и окунаются в омут человеческих страстей, и предпочтений.

Легитимность

Легитимность - одно из главнейших «священных слов» демократической религии.

Согласимся с тем, что «легитимный» означает законный, исходящий из права, соответствующий своду законов и правил, которые приняты в данном обществе.

В наше время это «священное слово» несет в себе вполне однозначный контекст, который должен отвечать принципам, внедренным в западное общество еще со времен наполеоновских войн.

«Священное слово легитимность» неразрывно связано с другим сакральным термином «демократия».

Если в прежние времена каждый, кому удавалось захватить территорию или власть, просто подбивал под свои действия базу законности, то в наше время господства либеральной демократии необходимо соблюсти ряд конкретных демократических ритуалов, условий и процедур, чтобы получить заветный ярлык «легитимности».

Именно поэтому любое недемократическое посягательство на власть или любые действия, не оформленные правилами демократической процедуры априори объявлены нелегитимными (то бишь, незаконными) и преступными. 

Естественно, что в таком случае любые попытки восстановления господства Ислама, установление Шариата, никак не могут быть легитимными. Более того, такие попытки уже заранее объявлены преступными.  

С древнейших времен законным, легитимным, правомочным считалось только то, что предписано Богом. Законы черпались из Священных писаний, которые ниспосылались через пророков. 

Однако приверженцы беззакония находили разные пути, чтобы обойти это положение. Фараон назвал себя «богом» и вводил от себя законы.  

Священники изменяли тексты священного писания в угоду правителям и говорили, что это от Бога. 

Правители объявляли себя помазанниками божьими, придавая таким образом «легитимность» своему законотворчеству. В результате этого легитимным становилось беззаконие.

Французская революция конца 18-го столетия изменила ситуацию. Главным связующим звеном всех ее лозунгов и деклараций о «свободе», «равенстве», «братстве» и «демократии» был атеизм. 

Они объявили, что Бог - это выдумка священников. Значит никаких предписаний для человечества от Бога не существует. Люди сами, исходя из своих представлений, могут сочинять и принимать законы. 

В Исламе понятие законности имеет совершенно другой контекст. Все, что предписано и разрешено Аллахом законно. Все что Всевышним запрещено незаконно.

Сочинять и принимать законы является тягчайшим преступлением и относится к разряду ширка, т.е. греха, который Аллах не прощает.

Для мусульман любые законы тагута незаконны (нелегитимны). И выбор у нас невелик: либо легитимность по закону тагута, либо легитимность по закону Аллаха - шариату. 

Наши демократы, в т.ч с исламским уклоном, сделали выбор, утверждая, что только демократическая бумага, переписанная с конституции одной из балтийских стран и принятая в качестве закона в 1992 году (как вариант, исправленная в 2002 году), дает нам ярлык легитимности.

Кстати, с точки зрения конституции 1992 года, шариатские дополнения и поправки 2002 года были, по сути, «узурпацией власти и государственным переворотом, осуществленным группой лиц по предварительному сговору», а никак не реформой.

Назначение Асланом Масхадовым своим преемником Шейха Абдул-Халима и назначение Абдул-Халимом своим преемником Докки Умарова, которым принесли присягу муджахиды, также демократической процедурой не назовешь. И что теперь?

Для любого вменяемого мусульманина абсурдна ситуация, когда придуманный людьми текст некоего закона запрещает мусульманской стране устанавливать у себя Шариат и действовать в соответствие с предписанием Всевышнего.

«Хакимийа» - это право властвовать и устанавливать законы и оно относится к исключительному праву Аллаха. Тот, кто присваивает себе это право, совершает тягчайший грех многобожия – ширк.

Наши демократы настаивают – «Надо быть реалистами. Есть международное сообщество, есть международное право и с этим надо считаться. Мы не можем быть «красной тряпкой на мировой арене». Надо соблюдать государственную преемственность…»

Мы отвечаем, что следовало бы сначала считаться с правом Аллаха и его Шариатом, и в соответствие с Его законом устраивать свои отношения и с международным сообществом, и международным правом. Делать то, что позволено и не делать того, что не позволено.

И с чего они взяли, что право устраивать свою жизнь у чеченского народа появилось только в 1991 году. С чего они взяли что история чеченского народа началась с принятием конституции?

Почему точка отчета преемственности и легитимности у них 1991 год, а не 1785, например, когда Шейх Мансур возглавил мусульман Кавказа? Или не период Имамата Шамиля? Ах, да, у них не было конституции, а был всего лишь Шариат. Это многое объясняет...

На самом деле для любого вменяемого мусульманина настоящая легитимность и преемственность восход к тому моменту, когда Пророк Мухаммад (алейх салату васалам) сделал хиджру в Медину и основал государство.

Для мусульман легитимно только то, что предписал Аллах. А наш господь предписал нам объединяться на Исламе и установить Его Шариат на вверенной нам территории, что и делали наши героические предки, объединяя Кавказ.

Если отказаться от высокомерия и признать эту истину, то все остальное становится легким и понятным.

Поэтому провозглашение Имарата Кавказ и объединение мусульман с целью создания государства на основе Шариата не было ни политическим шагом, ни военной стратегией.

Не было ни коварным планом ФСБ разрушить чеченскую государственность, ни ошибкой Докку Умарова, который «ничего не понимал», и которого «использовали в темную».

Это также не было желанием получить финансирование, как заявляют сегодня некоторые наши удивительные демократы, (но в душе мусульмане и за шариат)

Провозглашение Имарата Кавказ было требованием акыды (вероубеждения) вне зависимости от успеха или не успеха в этом мире.

Неудача на практике не означает, что есть ошибка в методологии.

Шейх Абу Катада напоминает в этой связи, что неверные сотни лет вели крестовые походы, раз за разом проигрывая мусульманам. Разве они прекратили, сказав, что это ошибка, мы не можем их победить? Нет, они проявили упорство.

Ошибка в практике, в управлении и в качестве выполнения, а не в исполнении приказа Аллаха.

Наше невежество в начале 90-х годов можно было еще как-то объяснить и оправдать. Но сегодня, после стольких испытаний и бед, когда истина и ложь лежат на поверхности, нет оправдания невежеству, которое переродилось в упорную враждебность ко всему, что не соответствует их страстям.

И еще раз мы вынуждены констатировать: Признавая господство Аллаха наши национал-демократы и исламо-демократы раз за разом выводят Аллаха из господства в политике.

Хрустальные рюмки, сервант и Конституция

Для начала напомню пример, который как-то много лет назад уже приводил. Когда говорят, что без конституции никак не обойтись, мне невольно вспоминается сервант, который в советский период был почти в каждом чеченском доме, как символ среднего достатка. 

На его стеклянных полках обязательно размещали маленькие хрустальные рюмки и какие-нибудь фужеры. У обладателей серванта, никаких алкогольных увеселений с коньяком и шампанским отродясь не было, да и представить такое в большинстве семей было трудно. 

«При чем здесь коньяк?» - обычно недоумевала хозяйка дома, удивлялась нашей непонятливости. Она точно знала - если есть дом, то должен быть сервант, а если есть сервант, то должны быть хрустальные рюмки... 

Война показала, что многие вещи оказались лишними. И меньше всего чеченцам понадобились хрустальные рюмки и конституция. 

Странное дело, эта конституция! Сколько священнодействия нам предлагают вокруг нее. Нельзя громко дышать, не сверившись с этой конституцией. 

Нам говорят конституция, что-то позволяет или что-то не позволяет. Нам предлагают после «международного права» поклоняться конституции. Мы подчеркиваем - предлагают именно поклоняться, и здесь нет никакого преувеличения. 

В исламе поклонение означает почитать что-либо, придерживаться чего-либо, выполнять предписания чего-либо, кого-либо.

Но то, чему человек поклоняется должно обладать какой-то силой. Т.е. объект поклонения должен обладать силой, чтобы причинить нам зло или сделать нам добро. 

Если строить основу на бумажке и считать текст на этой бумаге той силой, которая защитит или даст какое-то преимущество, то посмотрите на наши бумажки и нашу новейшую историю, которая продолжается на наших глазах и с нашим участием.

И самый свежий пример бумажки Украины - от конституции и мандата члена ООН, до международных договоров под гарантии целой группы важных государств.

Единственная причина, по которой Украине помогают в том, что украинцы оказали вооруженное сопротивление.

А ведь перед началом нападения России и в первые недели войны все западные страны, в том числе гаранты, уже согласились с оккупацией, предлагали украинскому руководству эвакуацию, утверждали, что Киев падет за 2 дня и что надо готовится к партизанской войне.

Напомню, что ЧРИ также была построена со скрупулезным соблюдением международного права и устава ООН. Я лично был одним из авторов составления программных документов государственного устройства и государственной политики ЧРИ. 

Я был одним из тех, кто создавал чеченское государство, Чеченскую республику Ичкерия. И мне не надо объяснять, что такое конституция, как она писалась, как принималась, что такое государство и как защищать его основы.

Нет, не бумажки дают т.н. легитимность, не конституции дают право создавать и защищать государство, а реальная сила, идеологически мотивированная и дисциплинированная, которая заставляет с собой считаться

Если мы хотим повторить свой опыт с бумажками, то остается нас только пожалеть.

Некоторые наши демократы, считающие себя философами, идеологами и защитниками государственных основ, выступают с весьма странным утверждением, что основой государства является конституция.

Это действительно очень странное заявлением. Ни у Британии, ни у Канады, ни у Швеции, ни у Израиля, ни у ряда других стран нет конституции, а государство есть.

Разве была бумажка у Афганистана (талибов)? Была у них конституция, разделения властей и пр.? Нет, у них была дисциплинированная, мотивированная вооруженная сила, опирающаяся на Шариат Аллаха, с лидером, которому присягнули, а не бумажка.

Разве хоть один чеченец заявлял, что выходит на войну, следуя конституционному долгу? Да нет, здесь дураков не было, все говорили о смерти ради Аллаха, и на пути Аллаха. 

Чтобы с нами считались в нашей ситуации не к бумажкам надо апеллировать, а иметь военно-политическую структуру с четкой идеологией, ясной целью, которая способна физически действовать, с четким изложением того, что от нас ждать другим, и проектом, который заинтересует мир или, по крайней мере, часть этого мира.

Лидер, которому сделают байат (принесут присягу) и военно-политическая структура, которая может повести за собой достаточную массу людей с конкретной и ясной программой действия и целей. Тогда может быть, найдутся те, кто будет заинтересован оказать реальную поддержку - военную и политическую.

Пока же мы видим лишь политическую возню разных групп сторонников демократической Ичкерии, враждующих между собой за право быть главными защитниками «государственных основ» двух ущелий под вывеской фольклорного суверенитета.

Строго в соответствие с Кораном и Сунной, согласно требованию Шариата, а не конституции, был избран главой государства Шейх Абдул-Халим. И как это не печально для наших чеченских демократов, своим приемником его назначил Аслан Масхадов, который имел на это право в соответствие с Шариатом, а не с конституцией ЧРИ.

Никаких референдумов и тайных голосований по фронтам и секторам никто не проводил. Приемника утвердил Маджлисуль Шура, то есть, та самая группа выборщиков «охлу хилла вал акъд», имеющих высокий авторитет, реально управляющих и воздействующих на ситуацию, к слову, которых прислушиваются в обществе. 

Ему принесли присягу, и Шейх Абдул-Халим стал законным руководителем мусульман. И к этому конституция также не имела никакого отношения.

А нам и сегодня говорят, что этого нельзя было делать, что если мы откажемся от конституции и установим своим законом Шариат, то наступит конец света. 

Что нарушится «государственный суверенитет» и «независимость» чеченского народа, которые оказывается и существуют благодаря тому, что опираются на эту самую конституцию, «как на юридическую основу». 

То есть, Шариат Аллаха - это зло (субхануЛлах), «нарушающее государственный суверенитет», а придуманная и никем не соблюдаемая конституция благо и спасение. 

И я прошу Всевышнего Аллаха простить меня за то, что когда-то придерживался всего этого хлама.  

Муджахиды Кавказа, не вступая ни в какие полемики и демократические дискуссии, сразу дали байат (присягу) Шейху Абдул-Халиму. Дали присягу, так как этого требует Шариат, а не конституция, в соответствие с которой наоборот - избранный президент присягает народу на этой самой конституции. И как это совместить?

У наших демократов всех мастей и направлений сейчас в моде новая фишка. Они трясут конституцией и объясняют неразумным мусульманам, что это всего лишь «техпаспорт», «инструкция для холодильника», «правила дорожного движения», некий формальный документ.

Но, пугают они, без этого «техпаспорта» нас не существует, без него нам никак не обойтись. «Конечно, как только мы освободим нашу землю, мы примем Шариат. Но сейчас нам нужна это бумажка…».

СубханулЛах! Конституция это не «ПДД» и не «техпаспорт», конституция - это главный свод законов в соответствие с которым государство строится и живет.

Они, что, не понимают разницы между правилами дорожного движения и законом, регулирующим жизнь государства и общества, или делают вид что не понимают?

Да, да, знаю. Эти люди все-равно будут упорно доказывать свою правоту, вновь и вновь объясняя, что это всего лишь «технический документ», «дорожная карта» с помощью которой мы хотим восстановить наше государство. А уж потом …, и т.д. в том же духе.

Ответ на это ментальное извращение дал Шейх Мухаммад аль-Макдиси: «Я не знаю, как может человек достичь своей благородной чистой цели, используя неблагородные и нечистые средства. Это подобно очищению от мочи при помощи мочи».

С подробным ответом всем сторонникам демократии «как формы правления, а не как идеологии» (это новый тезис наших национал-демократов и исламо-демократов) можно  ознакомиться в письме Шейха аль-Макдисе.

И если у этих людей сохранились хотя бы остатки исламской акыды, то представленное разъяснение должно быть достаточным, чтобы опомниться.

Шариат в рамках демократии

Хадис: «Поистине, станете вы следовать обычаям живших до вас пядь за пядью и локоть за локтем, и (дело дойдёт до того, что) если они проникнут в нору ящерицы, то и вы обязательно последуете за ними!»

Мы спросили: «О посланник Аллаха, (ты имеешь в виду) иудеев и христиан?» - и он сказал: «А кого же ещё?» (аль-Бухари, 3456)

Мы живем, как раз в это время, о котором нас предупреждал Пророк (алейхи салату васалам).

Удивительно положение людей, называющих себя мусульманами, которые признают, что все в руках Аллаха и что происходит только то, что пожелает Аллах, но, когда дело касается политики они выводят Аллаха из господства, а политику из Ислама и окунаются в омут человеческих страстей, и предпочтений.

Природа общества такова, что оно может существовать только при наличии власти и подчинения. Сама анатомия общества, при всем пёстром и сложном делении, сводится к трем составным частям - правитель, влиятельное меньшинство и управляемое большинство. 

Эта пирамида управления одна и та же у племени папуасов, у китайских коммунистов, в Британском королевстве и у Пятой Французской республики,

Главное, принципиальное отличие Исламского правления от всех иных заложено в самой основе, на которой держится власть.

Исламское правление это реализация на земле Божественных законов и предписаний, в которых только и может быть справедливость и спасение. Любая другая власть построена на человеческих измышлениях, на лжерелигии.

Истина может быть только одна, и Аллах в Коране напоминает об этом:

«Что [может быть] помимо истины, если не заблуждение? Сколь [глубоко] вы заблуждаетесь!». (Йунус, 32)

Одной из причин демократической засоренности нашего сознания стало то, что многие мусульмане не воспринимают демократию, как религию. И даже откровенно языческий характер всех этих демократических законов, ритуалов, церемоний воспринимается, как нечто должное, и не вызывает настороженности.

Пораженные вирусом либерализма, мусульмане с каждым разом придумывают все новые и новые аргументы в пользу своего заблуждения. 

Один из таких аргументов утверждает, что демократия приемлема, как форма правления, (но без идеологии). Однако это абсурдное утверждение многожды опровергалось исламскими учеными.

Демократия - это власть народа в практике и в идеологии. И нет у ней никакого другого контекста. Это прежде всего религия со своими, атрибутами, ритуалам и идолами. 

«Мы возьмем лишь чуток демократии, чтобы защититься от появления тирана. Мы не хотим царя, короля. А для этого надо соблюсти принцип разделения властей и всеобщие выборы», говорят они. «Мы берем от демократии только форму правления». 

Это все-равно что сказать, что мы берем от свиньи только кусочек мяса.

Цари и короли сами издают законы и сами их отменяют, как, впрочем, и демократические парламенты. Исламский правитель не придумывает свои законы, а правит по законам Аллаха и этим законам подчиняется.

Но наши оппоненты показывают форму и скрывают суть.

Нам предлагают взять языческие ритуалы без религиозного содержания. Бегать вокруг «священного огня», убеждая себя и окружающих, что в душе ты мусульманин.

В ответ на критику наши исламо-демократы говорят – «нужно понять, что подразумевается под демократией, и тогда уже давать оценку».

В ответ мы повторим - демократия это власть народа в практике и в идеологии. И нет у ней никакого другого контекста и понимания.

В Коране сказано:

«Те же, которые не принимают решений в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, являются неверующими». (Аль-Маида, 44).  

«Те же, которые не принимают решений в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, являются беззаконниками». (Аль-Маида, 45).

«Те же, которые не принимают решений в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, являются нечестивцами». (Аль-Маида, 47).  

Для любого здравомыслящего мусульманина очевидно, что те, которые опираются не на Шариат Аллаха, а на какие-то другие законы, имеют свои четко определенные имена - это или неверующий (кафир), или творящий беззаконие (залим), или нечестивец (фасик).

Но разве останавливает эта угроза наших национал-демократов (исламо-демократов)? Нет, не останавливает, потому что они «лучше знают», что сегодня выгодно и приемлемо, чтобы вписаться в международное сообщество.

Вся беда в том, что чеченские демократы не видят особой разницы между законами, выдуманными безбожниками и исламскими законами. Для них приемлем любой закон, лишь бы он был «справедливым» по их представлениям. А это уже явная проблема с акыдой.

Справедлив лишь только тот закон, который ниспослан Аллахом. Мы не можем знать себя лучше нашего Создателя. Незнание или неприятие исламской идеологии наши демократы компенсируют тем, что позиционируют себя, как приверженцы «реальной политики».

В лучшем случае, они согласны на Шариат, но только в рамках демократии с соблюдением всех принципов и ритуалов демократической религии - парламент, президент, разделение властей и т.д.

Но тот, кто хочет смешать дерьмо с мёдом в итоге получит дерьмо, или в лучшем случае мёд, пахнущий дерьмом.

Процедура всенародного тайного голосования возвеличивается как апофеоз свободы. У обывателя создают иллюзию, что он может, скрыто влиять на исход политического процесса, хотя ему предлагается «выбор без выбора».

В Исламском правлении неприемлемы принципы, заложены в современных демократических системах. В исламском государстве нет, и не может быть никаких «разделений властей».

По Шариату исполнение власти возложено на правителя (имама, султана, амира). Другого независимого, параллельного или еще какого-то «высшего органа власти» в Исламе не предусмотрено.  

При этом, его власть ограничена Шариатом. В соответствие с Шариатом квалифицируется процедура по пресечению тирании и беззакония со стороны правителя мусульман.

Если имам (правитель) отклоняется от Шариата, совершает куфр, и не намеревается покаяться и исправиться, то первейшей обязанностью мусульман становится его смещение.

Его надо сместить, если даже он поднял благосостояние в каждом доме и озолотил всех подданных государства. Его надо сместить, даже если добился небывалых успехов, как полководец и как выдающийся политик. Никакие заслуги не могут оправдать отступление от Шариата.

Одним из важнейших принципов в Исламе является совет (Шура). Но Шура это не парламент и никоим образом не может быть одним из органов власти, а тем более заниматься законотворчеством.

Некоторые исламо-демократы умудряются делать разницу между законотворчеством и законодательством. Мол, надо же разрабатывать какие-то законы, которые регулируют отдельные аспекты жизни общества.

При этом, почему-то всегда приводят в качестве примера правила дорожного движения (ведь раньше не было автомашин, а теперь есть). Дальше фантазия не идет.

Но для разработки ПДД не нужен парламент. Для этого достаточно поручить разработать инструкцию как правильно вести себя на дорогах, специалистам, разбирающимся в этом вопросе, а не устраивать дебаты и прения в первом, втором и третьем чтении.

Необходимо отметить важный момент - Ислам не затрагивает естественную пирамиду власти. Он изменяет содержание власти, фундамент на котором стоит пирамида.

Выбор Амира осуществляют «охлу халли валь акъд» (влиятельные люди). Здесь не предусмотрены никакие всеобщие тайные голосования, предвыборные кампании и программы с обещаниями всевозможных экономических благ и процветания, к чему приучены сегодня люди.

Все обязанности и права правителя, его место в системе исламского правления разъяснены в Коране и Сунне. Это ясно должны осознавать все мусульмане.

Самая первая обязанность, возложенная на Исламского правителя, это защита религии. А дальше уже идет защита жизни, имущества, чести и достоинства, и трезвого рассудка мусульман.

Поэтому при выборе правителя мусульмане ориентируются, прежде всего, на те достоинства и качества личности, которые позволяют укреплять религию и исламское государство.

Выбор имама (амира), присяга и обязательное подчинение ему, пока он на пути Аллаха - одна из главнейших обязанностей мусульман.

Пророк (алейхи салату васалам) сказал: «Имам - щит, за которым сражаются и которым защищаются» (хадис передал Муслим).

Также Пророк (алейхи салату васалам) сказал: «Кто со всей искренностью дал присягу имаму на верность, пусть проявляет послушание ему. Если же объявится другой халиф, претендующий на Халифат, то отрубите ему голову!». (передал Муслим).

Хадис ясно показывает, что при исламском правлении не предусмотрено никакой оппозиции и никакого оппозиционного лидера, никаких политических партий, борющихся за власть и решение по этому поводу недвусмысленное.

И как нам совместить предписанное пророком (алейхи салату васалам) и нашими желаниями следовать за иудеями и христианами даже в нору ящерицы?

Если мы хотим заменить тагут русских кафиров на своей собственный национальный тагут даже очень и очень независимый, то тогда более рациональным будет тезис известной лондонской шайки «нам эта независимость нафиг не нужна».

В составе большого государства мы будем иметь доступ к гораздо бОльшим ресурсам, территориям, власти и влиянию. А возможно даже станем властной элитой и будем управлять Россией, и сегодня это вполне реально. Заманчивая перспектива, не так ли?

Нашим оппонентам трудно понять, что не Шариат подстраивается под наши интересы, а мы, мусульмане подстраиваем свою политику под Шариат и приказы Аллаха.

Намерения и цели определяются конкретными действиями, а не словами. А действия наших исламо-демократов прямо указывают на тот, что они желают шариат в рамках демократии.

Этот нежизнеспособный гибрид и есть их идеология.

Сегодня, как и прежде исламо-демократы объясняют свои действия так:

«Надо быть хитрее (умнее), сейчас не время говорить об Исламе и Шариате, это вредно, отпугивает союзников, мы попадем в изоляцию.

Мы, конечно же, тоже за Шариат, но только после того, как получим независимость, освободим наши земли от оккупации с помощью союзников, которых надо привлечь на свою сторону», и так далее, и тому подобное.

Это ложь. Искать союзников в деле борьбы за нашу независимость, а потом кинуть этих союзников, объявив Шариат - это абсурд, рассчитанный на глупцов. Союзничество предполагает вполне конкретные обязательства и очень конкретные действия. 

Поэтому думать, что западные союзники впрягутся в борьбу за нашу независимость, закусив удила, и потом спокойно будут смотреть, как мы «строим» шариатское государство - по меньшей мере, наивно, а по большому счету, лицемерие и заранее запланированное коварство. 

Фольклорный суверенитет

Все заверения чеченских демократов, что государство, основанное на «этническом суверенитете» и «республиканском строе» не противоречат Исламу, не соответствуют действительности. 

Кроме того, наше «национальное государство», в пределах которого мыслят чеченские демократы, является историческим позором.

Те границы, в пределах которых чеченские демократы мыслят свой «национальный суверенитет», очерченные Иосифом Джугашвили на карте своей трубкой в 30-х годах прошлого века, являются унижением.

Делать из этой сталинской воли «священную корову» позорно не только для праведного мусульманина, но и для самого невежественного чеченского чабана.

Чеченцы, как и другие кавказские народы вели борьбу не за отдельные республики, а за общее для всех государство с Шариатом во главе и в его основе.

Шейх Мансур, возглавлял черкесов и руководил обороной Анапы, как частью Дар-уль-Ислам (общей для всех исламской территории), а не как отдельно взятой Ичкерии или Черкесии.

Национализм и национальные квартиры - это новое явление в исламской Умме, которое нам навязали наши враги, разделяя мусульман на своих и чужих. Они достигли в этом деле большого успеха. И яркий пример этого успеха наши чеченские (кавказские) исламо-демократы.

Поражение сознания мусульман достигло такого критического уровня, что любой, кто указывает на ущербность проекта национально-демократических клеток (даже очень независимых) немедленно объявляется врагом народа, тогда как они сами вредят своему народу, навязывая ему фантом фольклорного суверенитета и уводя людей от Ислама и Шариата. 

Это отмечал еще Абдулла Азам, да смилостивится над ним Аллах – «Враги привязали мусульман к определенному куску земли, и внушили им, что всю жизнь надо посвятить борьбе за этот кусок».

Ни праведные халифы, ни остальные сподвижники, да будет доволен ими Аллах, не собирались строить «Курайшитское национальное государство» и не объявляли «Арабскую республику Хиджаз». 

Истинная свобода - это подчинение Аллаху и его посланнику (алейхи салату васалам). 

Истинная независимость - это подчинение своему Творцу во всем и стремление получить его довольство, в том числе в выполнении Его приказа объединять ряды мусульман и устанавливать на вверенной территории Его Шариат.

Человек, народ, государство находятся лишь в двух состояниях - либо в рабстве Аллаха, либо в рабстве своих страстей. Других вариантов не существует.

Нет другой свободы кроме подчинения Аллаху и его посланнику (алейхи салату васалам).

Когда Рустум (персидский полководец) спросил Рабия ибн Амира (сподвижник Пророка ﷺ): «Зачем вы покинули свою страну и жаждете завоевать наши земли?» — он ответил:

«Мы пришли, чтобы вывести людей из поклонения людям к поклонению Господу людей, из тесноты мира к Его простору, из несправедливости религий к справедливости ислама».

Так понимали свободу, независимость и суверенитет наши праведные предки.

Исламские ученые различают два вида невежества - (джахилии) простое невежество (джахлу басыд) и сложное невежество (джахлу мураккаб).

В первом случае его можно наблюдать у тракториста, чабана, чернорабочего, у людей, у которых большая часть времени и мыслей заняты добыванием средств существования.

Во-втором случае - это невежество профессоров, разного рода специалистов искусствоведения, литературоведения, философии, международного права и пр. 

Первый случай относительно легкий. У человека с простым видом невежества преобладают представления о мире, основанные на личном жизненном опыте, но при этом не теряется способность воспринять истину, если ему преподнести ее в ненавязчивой и доступной форме. Он может ее воспринять, если Богу это угодно!

Второй случай более тяжелый, можно сказать на грани клинического неблагополучия.

При сложном невежестве голова заполнена огромным количеством интеллектуального мусора, причем все эти обрывки информаций, измышлений, мифов и фантазий сцеплены, ассоциативно, без всякой внутренней логики и критики.

Вся эта мешанина служит религиозной базой, не оставляя места ясному, цельному мировосприятию и существует параллельно жизненному опыту.

Положение усугубляется тем, что человек тешит свое тщеславие уверенностью, что обладает знаниями. У большинства внутренняя гордыня настолько зашоривает душу, что они не способны воспринять истину. Хотя и в этом тяжелом случае, по милости Аллаха возможно пробуждение.

Поэтому мы сомневаемся в том, что наши рассуждения и напоминания как-то повлияют на эту категорию людей, однако наша задача постараться донести, а результат у Аллаха.

Имарат Кавказ ошибка или выполнение приказа Аллаха?

Период колониальной зависимости не проходит бесследно. Самое тяжелое его последствие это отклонения мусульман от своей религии, когда мировоззрение захламляется джахилиятскими представлениями, измышлениями, теориями. 

Этот балласт становится главной причиной, который мешает правильно ориентироваться в реальности, путает приоритеты и не позволяет установить ту общественно- политическую систему, которую требует Ислам.

«Они ошиблись. Они хотели как лучше, но ошиблись». Это самая щадящая критика в адрес Имарата Кавказ от некоторых наших исламо-демократов. 

«Докка должен был посоветоваться, прежде чем провозглашать Имарат Кавказ», до сих пор говорят некоторые из них.

Безусловно, в делах мусульман совет - это поощряемая практика. Но в вопросе Тавхида нет никаких советов. Советоваться умирать ли муджахидам ради свободы, государства, конституции или ради Единобожия - абсурд. 

Разве Абубакар советовался, когда объявил войну арабским племенам, которые отошли от Ислама и тех, кто отказались платить только закят? 

Появились лжепророки, которые старались сбить людей с пути, появились вожди, которые решили отойти от Ислама. В нынешней терминологии появилась, так сказать, «демократическая оппозиция к «Мединскому клерикальному режиму».

Абубакар, да будет доволен им Аллах, организовал одиннадцать крупных отрядов, которые жестко подавили всех вероотступников. Буквально все сподвижники советовали ему не делать этого. Но это было вопросом Ислама, вопросом религии, а не выгоды или невыгоды.

Сподвижники недоумевали. 

- О Абу-Бакр, неужели ты будешь сражаться с людьми, которые говорят «Ля-иляха-илля-Ллах»? - спрашивали они. 

- Да! Я буду сражаться с ними до тех пор, пока они свое «Ля-иляха-илля-Ллах» не подтвердят выплатой заката, - отвечал халиф. 

Абубакар остался в одиночестве, когда все сподвижники выступили против походов. Разве из-за этого он оказался не прав?

Разве провозглашение, что отныне муджахиды сражаются только под флагом «ля иляха илля-Ллах» и во исполнение приказа Аллаха объединить мусульман это ошибка?

Критики Имарата игнорируют главную, фундаментальную вещь, основу и причины его провозглашения – требование акыды, требование Аллаха объединять ряды мусульман и сражаться ради Него, ради установления Его законов, ради Его довольства, а не ради конституции, государства или свободы.

Потому что установление законов Аллаха подразумевает все остальное – и свободу, и суверенитет, и независимость и само государство.

Имарат Кавказ никогда не был самоцелью. Смысл провозглашения Имарата заключался в том, чтобы объединить мусульман Кавказа под общим знаменем Единобожия в единое государство, в котором главенствует Шариат. То, к чему стремились наши предки на протяжении всей нашей истории последних веков.

Фитна, организованная нашими клепто-демократами, которые обманули часть муджахидов лживыми заявлениями, что якобы нас хотели признать и дать денег, но Докка по заданию ФСБ объявил Имарат Кавказ за 500 млн. долларов и все разрушил, была преодолена на Шариатском суде.

На суде противники Имарата из числа обманутых муджахидов признали свою неправоту. И те, кто сегодня представляет это примирение, как нечто формальное и ничего не значащее пусть побоятся Аллаха, перед которым они понесут ответственность за свои слова.

И последние слова Муслима Гакаева где он говорит, что они не были против поднятия знамени Тавхида и что единственной их претензией к Докке было требование справедливости.

Это слова сказаны перед смертью. Будет ли человек лгать перед смертью?

Но наши исламо-демократы настаивают: «Имарат Кавказ - это ошибка. Конечно, они были искренними и даже «Аллах г1азот къобал дойла церан» («да благословит Аллах их газават»), но… Они ошиблись. И это видно по результату…!  Ведь очевидно, что результат показывает, что провозглашение Имарата Кавказ было ошибкой..!»

СубханулЛах. В таком случае надо признать ошибкой всю нашу историю, все сражения и жертвы нашего народа на протяжении последних 400 лет, ведь результат тот же!

Обязательство на каждом из нас - это приложить все усилия, даже если нет результата, и затем ты будешь оправдан пред Аллахом, потому что ты пытался, старался и сделал.

Они говорят, что поднятое знамя Тавхида для объединения мусульман это ошибка. Что сначала надо построить свою независимую национальную резервацию в двух ущельях, а уже потом, когда другие народы проснутся и захотят независимости, тогда и объединяться на равных, как Евросоюз.

Аллах говорит объединяйтесь и не разделяйтесь. Они говорят нет, сначала надо разделиться, а уже потом объединиться. Так, кого слушать и за кем идти?

Аллах говорит объединяйтесь на том, что сказал Аллах и его Посланник (алейхи салату васалам). Они говорят - нет, нужно объединяться на основе конституции, легитимности, преемственности, а то нас не поймут на Западе.

Аллах говорит, если вы разногласите, то придите на суд Аллаха и его Посланника (алейхи салату васалам). Они говорят - нет, к общему согласию надо прийти на основе конституции.

«Разве ты не видел тех, которые заявляют, что они уверовали в ниспосланное тебе и в ниспосланное до тебя, но хотят обращаться на суд к тагуту, хотя им приказано не веровать в него? Сатана желает ввести их в глубокое заблуждение» (Ан-Ниса, 4:60).

Муджахиды, провозгласившие Ля иляха илля Ллах и ответившие на приказ Аллаха и его Посланника (алейхи салату васалам) объединиться под знаменем Тавхида и установить Шариат, по их мнению, ошиблись.

Зато те, кто другого пороха не нюхал, кроме газов собственного кишечника, сидя за компьютером, не ошибаются. У них все расставлено по полкам - и легитимность, и конституция, и парламент.

Никто не спорит, каждый имеет право высказывать свою точку зрения. Человек свободен в выборе. Он и водку пить имеет право, вот только отвечать за использование своих прав придется в Судный День перед тем, кто ему эти права дал и указал, как ими пользоваться

Тот, кто говорит, что это была ошибка - сам ошибается.

Тот, кто говорит, что это было преступлением - сам преступник.

Тот, кто говорит, что это было зульмом -  сам совершает зульм, прежде всего, против самого себя, потому что разбрасывается словами, не думая о последствиях.

И пусть такой человек вспомнит слова Ибн Масуда (да будет доволен им Аллах) - «Бедствия связаны со словами».

Может это остановит его.

И пусть вспомнит предупреждение Пророка (алейхи салату васалам): «Поистине, раб (Аллаха) может сказать одно слово, не придавая этому значения, за что он опустится в Огонь (Ада) на расстояние, подобное расстоянию между востоком и западом» (аль-Бухари 6477).

Может эта угроза заставит его опомниться!

И пусть напомнит себе слова Аллаха: И тех, которые совершают джихад ради Нас, Мы обязательно наставим на Наши пути. (Паук, 29:69)

Может быть, эти слова насторожат его и заставят поразмыслить над тем, что отдавшие свои жизни на пути Аллаха муджахиды, возможно были правы, а не ошиблись.

Единство. На чем объединяться

«...Если же вы препираетесь о чем-нибудь, то верните это Аллаху и Посланнику, если вы веруете в Аллаха и в последний день». (4:59)

Битвы за то, какая конституция легитимна или какой надо придерживаться для вменяемого мусульманина выглядит абсурдом.

Для мусульман пресловутая легитимность основывается не на писанных фантазиях людей, которые периодически переписывают их «в духе времени», а на обязанности перед своим Творцом установить его Закон.

Те, для кого эти писанные листки имеют сакральную важность на фоне нашего нынешнего плачевного положения напоминают церковников, которые устраивали многодневные споры в Софийском соборе о том, сколько дьяволов может поместиться на кончике иглы, в то время как мусульмане разрушали катапультами стены Константинополя, готовясь овладеть городом

Сегодняшние споры, кто легитимен, кто нет, какая конституция правильная какая нет, что подразумевать под демократией - это абсурд для любого здравомыслящего мусульманина, мозги которого не замусорены словесной и терминологической белибердой.  

Решение проблемы объединения очевидно - положиться на Книгу Аллаха и сунну его Посланника (алейхи салату васалам). Взять за основу Шариат и оставить все остальное.

Очевидная повестка дня для решения проблемы единства в словах Аллаха - Если же вы препираетесь о чем-нибудь, то верните это Аллаху и Посланнику, если вы веруете в Аллаха и в последний день. (4:59)

Казалось бы, что может быть яснее этого указания для тех, кто считает себя мусульманами?

Прямой приказ Аллаха - оставьте все, что ввергает вас в разногласия - конституции, легитимность, преемственность, премьерство, партийность, парламенты и т.д и т.п. Оставьте все это…! Верните свои разногласия Аллаху и его Посланнику (алейхи салату васалам)!

Но нет. Ясное и простое решение всячески избегают или извращают бесконечным словоблудием. И опять мы слышим- «а как же конституция, суверенитет, ведь нас должны признать…»

Никого не интересуют наши бумажки и пресловутая легитимность.

Людей интересует только наша способность на конкретные действия и наличие идеологически мотивированной, дисциплинированной, организованной силы, которая может повести за собой достаточное количество людей, готовых рисковать и оказать критическое влияние, как на противника, так и на ситуацию на той географической территории, что может отвечать интересам наших предполагаемых партнеров. 

В этой конфигурации важен масштаб. Два ущелья слишком незначительный актив, чтобы, кто-то тратил свои силы и время на этот проект.  

Если мы хотим кого-то заинтересовать и привлечь к нашей теме, то мы должны представить перспективы, которые заинтересуют нужных нам акторов.

Ичкерия интересна только в чисто манипулятивном контексте, даже если и будет, какое-то движение в Чечне.

Мы также слышим призывы - надо объединяться независимо от разногласий, объединяться на платформе изгнания русских с Чечни (Кавказа).

Хороший призыв. С этим трудно не согласиться. Только есть один нюанс. Разве муджахиды Имарата Кавказ не занимались как раз тем, что изгоняли русских из Чечни и Кавказа?

И разве те, (сразу оговорюсь, речь не о обо всех), кто сегодня призывает к объединению не объявили вражду Имарату Кавказ, став фактическими пособниками врагу?

Почему, когда в Чечне и на Кавказе была реальная сила (маленькая или большая), которая воевала с русскими вы не объединились на той платформе, к которой сейчас призываете?

Даже, если муджахиды «ошиблись» или совершили, по-вашему, «незаконные действия», какое это имело значение, если главный вопрос, как вы говорите сегодня - это изгнание русских и деоккупация Чечни, «а потом разберемся между собой»?

Разве Докка не говорил тоже самое, разве он не призывал сторонников отдельной Ичкерии вернуться в Чечню, объединиться против врага, обещал оружие и помощь. Но не захотели объединиться. Никто не пришел.

Почему Украине, которую вооружает и поддерживает весь мир, вы считаете можно помогать бороться с русскими и умирать в этой войне, а своей собственной стране, которая в одиночку сражалась с русским врагом, которого этот же мир вооружал и финансировал для уничтожения независимости Чечни, вы не только отказали в помощи, но объявили Имарату войну?

Почему не захотели объединиться, когда в Чечне была реальная (хоть и малочисленная) сила.

А сейчас призывают объединиться, а те, кто не захочет, «значит не хочет свободы и покажет свое истинное лицо». Так вы его уже показали. И по вашей логике, получается, вы не хотели свободы?

Что вам мешало не враждовать, а помогать муджахидам? Почему вы этого не сделали? А наоборот - стали врагами и со всех сторон вместе с русскими и муртадами набросились на Имарат Кавказ? И делаете это до сих пор, оправдывая свое фактическое предательство.

Очень простой вопрос. Ответ тут только один - из-за религии, из-за идеологии. Вот причина, по который вы объявили войну Имарату Кавказ. И об этом было заявлено открыто.

Один из таких деятелей до сих пор хвастает, что «победил идеологию» Имарата и называет её «террористической»…! СубханулЛлах.

Признавая на словах свой Ислам и господство Аллаха, они на деле исключают господство Аллаха из политики, из общественной жизни людей.

Означает ли это, что не надо объединяться. Нет, конечно. Объединяться надо и нужно. Любой призыв к объединению - это правильный призыв. И мы его, безусловно, поддерживаем.

Просто надо объединяться на том, на чем нам приказывает объединяться Аллах, а не на наших предпочтениях и страстях:

Если же вы препираетесь о чем-нибудь, то верните это Аллаху и Посланнику, если вы веруете в Аллаха и в последний день. (4:59)

Оставить все, что провоцирует разногласия и споры – конституции и легитимность, правительства и премьерство, парламенты и преемственность... Выбросить все это за борт и обратиться к Шариату Аллаха. 

Очень простое и легкое решение, однако неимоверно тяжелое и невыносимое для тех, кто предпочитает последовать «в нору ящерицы вслед за иудеями и христианами» вместо того, чтобы одуматься и вернуться к требованию своей религии.

Следование за демократической религией и признания ее положений и ритуалов обязательными, проистекает из-за поражения, которое потерпела исламская Умма, и из-за потери исламской идентичности.

Отец современной научной социологии ибн Халдун еще в 14 веке квалифицировал наше нынешнее положение научным определением: «Общественное правило гласит, что проигравший следует за победившим».

Т.е., проигравший всегда подражает победителю, следует его пути и берет его себе примером, в том числе в общественной и политической жизни.

Ярким подтверждением этого социологического закона являются наши чеченские (кавказские) демократы, называющие себя мусульманами.

Кавказ - единый политический субъект

Один исламо-демократ из числа давнишних противников Имарата Кавказ и почитатель философии, почему-то постоянно цитирует героя старого советского мультфильма, приписывая нам выражение, «как корабль назовешь, так он и поплывет».

На самом деле он спутал слова мультяшнего персонажа с нашим утверждением в контексте важности изначально правильного выстраивания государственных основ: «Простой житейский опыт говорит - Как запряжешь, так и поедешь. Как построишься, так и пойдешь».

Мы от этого утверждения не отказываемся и можем повторить сотни раз, хотя другой философ, чуть более известный, чем наш демократический критик, как не странно солидарен с персонажем советского мультфильма. 

Китайский философ Конфуций прямо утверждает, - цитата: «Надо давать происходящему правильные имена».

Как бы там ни было, никто не зацикливается на обязательном обозначении, что чеченское (или кавказское) государство - это исламское (шариатское) государство.

Мы осведомлены о том, что в Медине не было объявлено исламское мединское государство. Не в этом проблема. Проблема в том, что фокус на национальном контексте стратегически ошибочен.

Вообще, национализм - это новшество, которое не было известно нашим предкам и в истории Уммы. Этот ментальный вирус был внедрен в сознание мусульман с падением Османского Халифата.

Мы уверены, что Кавказ должен стать политическим субъектом, а не объектом манипуляций внешних сил. А это возможно только при условии его политического единства, оформленного в единую государственную структуру. 

Политическое единство при этническом разнообразии (даже по принципу ЕС) в нашей ситуации достичь весьма проблематично из-за множества неразрешенных споров и конфликтов, заложенных Москвой, в т.ч. территориальных

Цементом, который скрепит эти этносы и нейтрализует потенциальные очаги конфликтов, может быть только Ислам с его справедливой системой Шариата.

Нужно сместить фокус с национального на исламский приоритет.

Все остальные проекты не приведут к реальной независимости и суверенитету. Альтернативой исламскому унитарному проекту может быть только два варианта -  либо слабые, враждующие между собой территории, поделенные между внешними акторами.

Либо очередная зависимость от одного крупного субъекта, например той же России, хоть и значительно ослабленной.

Кстати, один наш скандально известный клепто-демократ уже вовсю призывает установить над Чечней международный протекторат, заменив старое ярмо на новое.

Идея Имарата Кавказ не родилась из неоткуда. Это естественное продолжение усилий всех наших предыдущих поколений, стремившихся к созданию общекавказского государства со справедливой системой Шариата.

Любопытно в этой связи наблюдать за теми людьми, которые много лет яростно противостояли объединению мусульман Кавказа, чтобы изгнать врага, а сегодня говорят о необходимости освобождения всего Кавказа и объединении, чтобы изгнать врага.

При этом они стыдливо боятся упомянуть Имарат Кавказ, а если даже и вспоминают, то сразу же исполняют ритуальный «танец с бубнами» - мол, это было ошибка (как вариант «проект ФСБ»), надо было делать все не так. А как?

Ответа нет, кроме дежурных призывов, что народы надо разбудить, политически просветить, что надо проводить информационную и политическую работу и т.д. 

Но народы будят не призывы, а конкретные представители народов, которые жертвуют своими жизнями во имя утвердившихся в их сердцах идеалов и веры.

Сегодня ясно видно, что враждебность к Имарату Кавказ не имеет никакого отношения к т.н. «упразднению чеченского государства», в котором обвиняют Докку Умарова и его сторонников наши чечдемократы.

Все дело в том, что в основу объединенного Кавказа был положен Шариат. Вот в чем суть неприятия этого проекта.

Еще до провозглашения Имарата национал-демократы и исламо-демократы нападали на шариатские поправки к конституции ЧРИ, принятые в 2002 году, и заявляли о «ликвидации чеченской государственности».

Именно после тех событий, а не после объявления Имарата Кавказа, началась информационная и идеологическая вражда, переросшая в подрывную деятельность.

Так, что не провозглашение Имарата причина, а шариат Аллаха и Его религия. Вот, где корень конфликта.

Их враждебность к Имарату Кавказ продиктована неприятием его исламской основы без демократических «сакральных скреп», а не «упразднением чеченской государственности» и «ликвидацией государственных основ».

Конечно же, они не отвергают Ислам, как таковой. Они просто отводят ему роль антуража и декорации (как вариант, к примеру – «ислам государственная религия»).

И вновь мы повторим уже озвученный нами тезис - Признавая, что все в руках Аллаха и что происходит только то, что пожелает Аллах, но, когда дело касается политики они выводят Аллаха из господства, а политику из Ислама и окунаются в омут человеческих страстей, и предпочтений.

Прошлые и современные секуляристы и националисты используют один и тот же метод для внесения смуты и путаницы в ряды мусульман.

Так, например, еще со времен Османского Халифата враги ислама использовали лживое утверждение, что посредствам ислама хотят арабизировать турок.

Тоже самое говорят и нынешние враги, а также пораженные гнилью национализма из числа наших соплеменников невежд.

Вся история Чечни последних веков - это стремление к объединению Кавказа. Даже первые кавказские демократы пытались создать единое общекавказское государство Горскую республику.

Наши предки поколение за поколением стремились именно к общекавказскому государству, прекрасно понимая, что два ущелья, запертые со всех сторон горами, не имеют долгосрочной перспективы.

Географию никто не отменял. Надо просто внимательно изучить карту и еще раз освежить в памяти, где находится Чечня.

Когда мы говорим об освобождении Кавказа и Общекавказском государстве мы говорим в том числе и о выживании чеченского народа и чеченском государстве.

Удивительно, что этого не видят, (не хотят видеть) и не понимают (не принимают) упоротые противники Имарата Кавказа, которые с маниакальным упрямством хотят загнать чеченский народ в горную этническую резервацию в границах, определенных нашим извечным врагом.

В составе общекавказского шариатского государства чеченский народ обретет гораздо бОльшую суверенность, чем имел бы в своем крохотном моноэтническом государстве, ибо она будет гораздо лучше защищена. И не только изнутри, но также извне: безусловно, объединившийся регион поддержит самая активная часть мировой Уммы.

Но нас фанатично хотят загнать в границы двух ущелий, утверждая, что это и есть давно желанная независимость.

Чечня слишком маленький актив, чтобы она могла представлять интерес для мира. Однако Чечня всегда была мотором Кавказа, приводящим в движение кавказские народы.

Объединение мусульман под единым флагом - это путь Пророка Мухаммада (алейхи салату васалам). Государство, где правит Шариат - это часть Ислама, т.к. Аллах вменил мусульманам в обязанность устанавливает его законы на вверенной им земле.

Пророк Мухаммад (алейхи салату ввасалам), после хиджры из Мекки в Медину сразу начал строить государство. Первым шагом он закрепил братство между мухаджирами и ансарами и подписал договор о ненападении между мусульманами и иудеями Медины.

Объединение мусульман для любого исламского руководителя является обязательным, если есть малейшая возможность. Доказательством тому слова Всевышнего Аллаха:

Воистину, ваша религия - единая религия, а Я - ваш Господь. Так, бойтесь же Меня! (Верующие, 52)

Не уподобляйтесь тем, которые распались на группировки и разошлись во мнениях, после того как к ним пришли ясные знамения. Уготовано им суровое наказание. (Семейство Имран, 105)

Держитесь все за вервь Аллаха, не распадайтесь [на враждующие группировки] и помните о милости Аллаха к вам в то время, когда вы враждовали друг с другом…(Семейство Имран, 103)

Опыт показывает, что освобождение какой-то части территории Кавказа не дает гарантий того, что она вновь не будет оккупирована.

Пример Чечни это доказывает. Мы завоевали независимость, но остались одни, окруженные со всех сторон врагом, который набрался сил и снова начал войну

Поэтому в стратегическом плане независимость Чечни напрямую зависит от деоккупации всего Кавказа. Это очевидно.

Точно также свобода и независимость каждого отдельного народа Кавказа напрямую зависит от освобождения всего Кавказа. Поэтому нашей стратегической задачей является деоккупация всего Кавказа. В этом мы видим гарантию независимости Чечни.

Основой такого государства может быть только Ислам, если мы мусульмане. Только Ислам и Шариат могут цементировать это пространство в единый политический субъект.

Нам надо принять осознанную, долгосрочную стратегию нашего выживания, сохранения своей свободы, религиозной и этнической идентичности перед надвигающимися глобальными изменениями.

Иметь свою стратегию будет несомненным преимуществом, т.к. в стратегии заложена инициатива. Тот, кто имеет стратегию диктует свои условия борьбы и навязывает свой сценарий действия.

Обладатель стратегии может отступить, проиграть сражение и даже проиграть военную кампанию. Но он вновь возвращается и изменяет ситуацию в свою пользу.

Напомню, что США (и в целом Запад) стратегически разворачиваются на борьбу с Китаем. В контексте этой борьбы Россия уже помечена как дерево для рубки, причем с обеих сторон - и Соединенных Штатов, и Китая.

Вашингтон намерен ослабить Россию до такой степени, чтобы она не могла в будущем угрожать соседям и творить беспредел

Речь идет о серьезном подрыве военного и экономического потенциала России, чтобы лишить Москву экспансионистских и реваншистских устремлений в будущем.

Это широкий комплекс задач, куда входит и геостратегические планы, в частности, географическая изоляция.

План деоккупации Кавказа с выходом на границу с Украиной и соединения Украины с Кавказом как раз ложится в заявленную стратегию США.

Поэтому вполне обоснованно можно предположить, что проект единого политического субъекта на Северном Кавказе в роли связующего хаба между Европой и Центральной Азией найдет понимание у заинтересованных международных акторов, или, во всяком случае, с их стороны не будет противодействия.

Фокусироваться надо не на поиске союзников и партнеров, надо искать и выявлять интересы, краткосрочные и долгосрочные. Тогда появятся и союзники, и партнеры.

Пора перестать надеется, что нам помогут. Надо понимать, что только в том случае, если будут задеты их интересы или будет ясна их выгода, они могут быть полезны для достижения наших целей.

Политика - это 24 часа. Все может измениться за одни сутки.  Поэтому надо сохранять вектор избранной стратегии и подчинить ей нашу политику.

Для Кавказа важно в стратегическом плане установить границу с Украиной. Поэтому освобождение от оккупации территорий адыгов (черкесов) и репатриация черкесов на историческую родину, в частности, из Сирии, является одним и важных аспектов в планах по деоккупации Кавказа.

Как мы отмечали ранее, соединение с границей Кавказа также стратегически выгодно и Украине, и Европе, которые получат коридор к Каспийскому морю и далее в Центральную Азию.

Кроме того, стабильный Северный Кавказ может стать поясом безопасности и дружественным тылом для Южного Кавказа, учитывая нарастающее напряжение вокруг Ирана и «вечной» армянской проблемы.

Вся наша история и наш собственный опыт показывает, что независимость Чечни (с Шариатом и даже без него) в условиях сохранения оккупации Кавказа под властью России, по крайней, мере очень проблематична.

Даже если и будет получена какая-то форма независимости, с границами, которым нам нарисовал Сталин, то это будет маленький клочок земли с марионеточной властью, окруженный враждебными территориями.

Ни о каких перспективах этой национальной клетки, в которую нас посадили русские, речи идти не может. Никакой реальной самостоятельности в этих условиях не будет.

Демографическая ситуация (рост населения с большой долей пассионарной молодежи, которая создает внутреннее напряжение), неизбежные экономические проблемы, маленький размер территории, земельные и пограничные вопросы, внешнее влияние - будут постоянно дестабилизировать внутреннюю ситуацию.

Отправлять чеченскую молодежь в качестве наемников за деньги в другие страны (чтобы выпустить пар), как предложил один из защитников «государственных основ Ичкерии» и «победитель идеологии» Имарата Кавказ, проблему не решит.

Поэтому освобождение Кавказа и его объединение в единое государство - важнейшая задача не только для выживания Чечни, но и для реальной самостоятельности и самодостаточности.

Это объединение не должно быть аморфным, конфедеративным. В этом случае сохраняются основные угрозы постоянной дестабилизации, в т.ч. по причине национального сепаратизма, внешнего влияния и пр.

Объединение должно быть на основе общей идеологии. У нас нет другой идеологии кроме Ислама. То, что делается не ради Аллаха и не ради установления его Шариата не имеет смысла, если мы мусульмане.

Если мы говорим о свободе и независимости, как условии, чтобы восстановить в правах Ислам и законы Аллаха, то кроме Ислама и Шариата у нас нет другой идеологии, которая может объединить мусульман Кавказа в единое государство.

О целях и средствах достижения цели

Мы уже затрагивали вопрос о целях и средствах достижения цели. Наши исламо-демократы нам постоянно твердят:

– «Демократия приемлема, как форма правления. Мы используем демократию лишь для достижения цели, а не как идеологию. Нам важно иметь легитимную основу, чтобы быть рукопожатными на Западе.

Конституция лишь формальный документ, как правило дорожного движения, опираясь на который мы восстановим независимость, ее признают, а потому можно подумать и шариате…»

Мы ответили на эти пробросы – и поводу союзников, и конституции, и легитимности. И мы считаем, что истинные намерения людей определяется по их делам.

От аль-Бухари, от Абдуллаха ибн Утбы ибн Масуда, слова Умара ибн аль-Хаттаба, да будет доволен им Аллах:

«Во времена Посланника Аллаха (алейхи салату васалам) мнение о людях основывалось на Откровении, а теперь Откровение прекратилось, и наше мнение о вас основывается на том, что мы видим из ваших дел.

И того, чьи видимые дела благие, мы защищаем и приближаем, и мы не знаем и не оцениваем то, что скрыто у него в сердце, и только Аллах воздаст ему за скрытое. А того, чьи видимые дела плохие, мы не защищаем и ему не верим, даже если он говорит, что в душе он хорош».

Но так, как наши оппоненты больше доверяют западным философам, чем исламским ученным, приведем утверждение немецкого социолога Макса Вебера, которое он вывел с помощью длительного наблюдения и изучения:

Его вывод гласит – «За спором о средствах скрывается различие в целях».

Поэтому, когда мы слышим от наших оппонентов, что выбранные средства (демократическая конституция, демократия, как форма правления и пр.) нужны лишь для достижения общей цели, это утверждение у нас вызывает обоснованное сомнение. 

И мы повторим вслед за Вебером - спор о выборе средств для достижения цели, на самом деле скрывает различение в истинных целях.

Наша цель - самодостаточное общекавказское шариатское государство, как суверенный политический субъект на карте мира.

Их цель - национальный скворечник в изолированной горной резервации под флагом фольклорного суверенитета.

Так же их утверждения, что шариатское правление опасно, т.к. это «авторитарный (диктаторский) режим», а «диктатора могут легко подкупить, поэтому нам нужна демократическая форма правления», несостоятельны.

Мы видим, как президенты и премьеры в странах эталонной демократии покупаются и продаются оптом и в розницу и выстраиваются в очередь на должность директоров российских бензоколонок.

И еще одна важная деталь. Снова превращать Чечню в ограниченную арену войны, чтобы остальные просто наблюдали – проигрышная стратегия. Мы это уже проходили.

Освобождать Чечню надо по всему Кавказу. А для этого нам нужны территории и людские ресурсы.

Фантазии некоторой части наших демократов, что надо проводить политическую и информационную работу среди народов Кавказа, чтобы поднять на борьбу за свою независимость не имеют оснований.

Нужно считаться с реальностью. Нет сегодня на Кавказе ни одного народа (кроме чеченцев), в котором утвердилась критическая масса политически мотивированных людей, которые требуют собственного независимого национального государства и готовые платить за это своей кровью.

Тем более, никто не будет нам помогать и жертвовать жизнями ради того, чтобы мы устроили себе отдельную, уютную национальную квартиру.

Зато у народов Кавказа достаточно мужчин, кто не забыл о своем Исламе и требовании Всевышнего установить Его закон на вверенной ему земле.

Наш актив - это исламская молодежь Чечни и Кавказа. Наш призыв - это Ислам. Наша цель - это независимое кавказское государство под сенью справедливости Шариата Аллаха.

И мы еще раз повторим наше утверждение о важности изначально правильного выстраивания государственных основ: «Как запряжешь, так и поедешь. Как построишься, так и пойдешь».

Мы также настаиваем на том, что только при ясном политическом видении и определении отчетливых целей, а также при ясном понимании способов и путей, которые будут использоваться для их достижения, можно надеется на успех.

Если не будет ясности в политическом видении и запутанность целей, то это приведет к провалу.

То, что предлагают наши демократы всех мастей и направлений – говорить одно, подразумевать второе, стремиться к третьему, - лишь запутывает истинные намерения и создает почву для недоверия, предательства, раскола и конфликтов.

Мы соблюли все атрибуты и ритуалы демократической религии, создавая чеченское государство. Но кто нам помог из тех, на кого мы рассчитывали? Наоборот - они помогли России против нас.

Нам говорят: «Сейчас будет по-другому…!» Не будет, будет также, как всегда.

Если у нас появится сила и способность противостоять врагу на той географической территории, что затрагивает международные интересы, тогда, возможно, что-то и будет «по-другому».

В противном случае, мы так и останемся в роли шахматных фигурок, которыми двигают и жертвуют в большой игре, а затем закрывают в коробку до очередной потребности.

А сила и способность у нас появится только при условии, если мы объединим эту территорию на ясной и всем понятной основе, и на том, за что люди будут готовы умирать!

Международное сообщество нас не поймет

А теперь к вопросу об «исламизме, терроризме, ваххабизме, международном сообществе, которое нас не поймет…»

Во-первых, нам стоит опираться не на страх перед т.н. международным сообществом, а на страх перед Аллахом, если мы мусульмане, и это самое главное.

Во-вторых, Китай, Афганистан и русско-украинская война изменили приоритеты международных акторов и прежде всего, США, которые до сих пор вели тотальную войну с Исламом.

В-третьих, в тектоническом политическом и геостратегическом сдвиге, который произошел на наших глазах, появились новые тренды и новые возможности, которые позволяют предположить, что исламский фактор может быть востребован в глобальном противостоянии Запад - Восток (США - Китай).

В-четвертых, афганский прецедент показал, что небо не обвалилось и земля не сошла с орбиты после того, как талибы взяли власть и восстановили Шариат в стране, «поправ все демократические ценности». И Запад не исчез с карты мира

В-пятых, пугало «исламского терроризма» изрядно потускнело после длительного износа. Бесконечная война с размытым термином, подогнанным под религиозную базу, оказалась войной с ветряными мельницами.

Потратив 2 триллиона долларов на войну с Исламом, США добились лишь того, что вместо аль-Кайды, которая должна была вот-вот разрушить Запад и демократический мир, на сцене объявился кремлевский гопник с ядерным топором из аль-ФСБ и китайские хунвейбины с хищным прищуром, восхотевшие половину земного шара.

Изменившийся контекст мировых процессов позволяет сегодня «легализовать» исламский политический проект и представить его, как ответственную альтернативу нарастающему хаосу.

Поэтому, на наш взгляд, сегодня не надо бояться ярлыка «исламиста» (как вариант – «ваххабиста»), а наоборот - стоит открыто и ясно предложить свое видение решения возникающих задач.

Одной из таких важных задач является установление стабильного и предсказуемого пространства в кавказском регионе. И как нам представляется, проект единого политического субъекта на Северном Кавказе решает эту задачу.

Ранее мы уже разъяснили, что установление границы между Украиной и Кавказом отвечает интересам и Европы, и Украины, и Центральной Азии и собственно Кавказа. Поэтому вполне логичным будет появление у Киева собственной кавказской и исламской политики.

Нам кажется, что после первых месяцев замешательства, сегодня в Украине уже понимают, что т.н. мусульмане, участвующие в агрессии против их страны в составе российских войск, не имеют к Исламу никакого отношения.

На самом деле это люди, предавшие свою религию и свой народ. По всем канонам Ислама это вероотступники.

Прежде чем прийти в Украину в составе российских войск они вместо с русскими уничтожали Ислам в Чечне и на Кавказе, массово убивали мусульман, подавляли и подавляют сегодня любое проявление лояльности к Исламу.

Их исламская риторика и попытки обосновать свою предательство «долгом перед Исламом» - полный абсурд.

Украина не враждовала с Исламом, как это делала Россия на протяжении всей своей истории и делает сегодня. Россия - враг Ислама и мусульман. Это исторический факт.

В интересах Украины иметь свою собственную политику в отношении Кавказа, а значит и Ислама. Мы видим, как вели себя некоторые страны Запада вначале войны. Откровенно говоря, не все они даже сегодня желают победы Украине.

Поэтому общеевропейская интеграция - это, конечно, привлекательная идея, но Украина должна выйти из этой войны полностью самостоятельным субъектом на международной политической арене, со своими собственными государственными интересами, в т.ч. будучи членом Европейского союза.

Мы уверены, что открытое и ясное изложение нашей позиции относительно будущего Северного Кавказа, и объяснение выгод, которые могут быть достаточно значительными, чтобы побудить глобальных акторов не противодействовать созданию единого политического субъекта в этом регионе, будут способствовать установлению долгосрочной стабильности на Кавказе.

Итог: Основные тезисы

- Мы утверждает, что политика - это часть религии. Суть политической доктрины зависит от нашего выбора - Либо политическая система и общество, создаваемое для одобрения людей и удовлетворения их страстей, или политическая система и общество, создаваемое для одобрения Аллаха.

- Основополагающим началом любого государства является религия. Нет множества религий, а есть только две веры - Ислам и язычество.

Точно также нет множества типов государств, а существует только два типа – государство, основанное на власти Бога, и государство, которое держится на власти Тагута.

- Мы против этнической резервации двух ущелий в границах, очерченных Сталиным. Это исторический позор и унижение. Мы не признаем ни эти границы, ни национальные клетки, в которые загнаны кавказские народы.

Национальный контекст ослабляет наши силы, ограничивает маневр, сужает пространство, создает враждебное окружение и загоняет нас в ловушку.

В стратегическом плане это проигрышный проект, который грозит перманентной внутренней нестабильностью, географической изоляцией и внешней зависимостью, итогом которых станет Failed state.

Реальная независимость Чечни может быть, в полной мере, реализована только при условии освобождения Кавказа или хотя бы части его. Важен масштаб. Два ущелья слишком незначительный актив, чтобы, кто-то тратил свои силы и время на этот проект.  

- Законность (легитимность) в Исламе несет совершенно отличный от демократической религии контекст. Все, что предписано и разрешено Аллахом законно. Все что Всевышним запрещено - незаконно.

Либо легитимность по закону тагута, либо легитимность по закону Аллаха - шариату.

- Провозглашение Имарата Кавказ было требованием акыды (вероубеждения) и ничем иным, вне зависимости от успеха или не успеха в этом мире. Неудача на практике не означает, что есть ошибка в методологии.

Тот, кто говорит, что это была ошибка - сам ошибается.

Тот, кто говорит, что это было преступлением - сам преступник.

Тот, кто говорит, что это было зульмом -  сам совершает зульм, прежде всего против самого себя, потому что разбрасывается словами, не думая о последствиях.

- Мы нуждаемся в военно-политической структуре с четкой идеологией, ясной целью, которая способна физически действовать, с четким изложением того, что от нас ждать другим, и проектом, который заинтересует мир или по крайней мере часть этого мира.

- Конституция это не «ПДД» и не «техпаспорт», конституция - это главный свод законов в соответствие с которым государство строится и живет.

В Исламе главный и единственный закон – Шариат. Попытка обойти этот факт подменой понятий и навязыванием собственных фантазий и предпочтений создает почву для раскола и вражды.

- Шариат в рамках демократии нежизнеспособный гибрид. Попытка отделить от демократической религии форму правления и использовать ее без идеологии не имеет под собой основы. Демократия - это власть народа в практике и в идеологии. И нет у ней никакого другого контекста и понимания.

Не Шариат подстраивается под наши интересы, а мы подстраиваем свою политику под Шариат и приказы Аллаха.

Утверждение, что с помощью демократических методов и инструментов (якобы без идеологического содержания) можно установить государство, отвечающее требованию Ислама – ложно в своей основе.

Ответ на это ментальное извращение дал Шейх Мухаммад аль-Макдиси: «Я не знаю, как может человек достичь своей благородной чистой цели, используя неблагородные и нечистые средства. Это подобно очищению от мочи при помощи мочи».

- Истинная свобода - это подчинение Аллаху и его посланнику (алейхи салату васалам). Истинная независимость - это подчинение своему Творцу во всем и стремление получить его довольство, в том числе в выполнении Его приказа объединять ряды мусульман и устанавливать на вверенной территории Его Шариат.

Установление законов Аллаха подразумевает и свободу, и суверенитет, и независимость и само государство.

- Сегодняшние споры, кто легитимен, кто нет, какая конституция правильная какая нет, что подразумевать под демократией - это абсурд для любого здравомыслящего мусульманина. 

Решение проблемы очевидно - положиться на Книгу Аллаха и сунну его Посланника (алейхи салату васалам). Взять за основу Шариат и оставить все остальное.

Наша повестка дня и решение проблемы единства: Если же вы препираетесь о чем-нибудь, то верните это Аллаху и Посланнику, если вы веруете в Аллаха и в последний день. (4:59)

- Кавказ должен стать политическим субъектом, а не объектом манипуляций внешних сил. А это возможно только при условии его политического единства, оформленного в единую государственную структуру. Нужно сместить фокус с узконационального на общекавказский исламский приоритет.

- Для Кавказа важно в стратегическом плане установить границу с Украиной и стать связующим коммуникационным хабом между Европой и Центральной Азией.

- Фокусироваться надо не на поиске союзников и партнеров, надо искать и выявлять интересы, краткосрочные и долгосрочные. Тогда появятся и союзники, и партнеры.

- Враждебность к Имарату Кавказ не имеет никакого отношения к т.н. «упразднению чеченского государства» и «разрушению государственных основ», в котором обвиняют Докку Умарова и его сторонников национал-демократы и исламо-демократы.

Все дело в том, что в основу объединенного Кавказа был положен Шариат. Вот в чем суть. Вот в чем корень конфликта. Вся проблема в религии.

Нападки на исламский проект начались задолго до провозглашения Имарата, еще в 2002 году, сразу же после шариатских поправок в конституцию ЧРИ.

Спор о выборе средств для достижения цели, на самом деле скрывает различие в истинных целях.

- В составе Имарата Кавказ чеченский народ обретет гораздо бОльшую суверенность и независимость, чем имел бы в своем крохотном моноэтническом государстве, ибо будет гораздо лучше защищена. И не только изнутри, но также извне: безусловно, объединившийся регион поддержит самая активная часть мировой Уммы.

- Наша цель - самодостаточное общекавказское шариатское государство, как суверенный политический субъект на карте мира.

Их цель - национальный скворечник в изолированной горной резервации под флагом фольклорного суверенитета.

- Мы против того, чтобы делать из Чечни изолированную арену новой войны. Освобождать Чечню надо по всему Кавказу. А для этого нам нужны территории, людские ресурсы и соответствующее идеологическое обоснование.

- Нужно считаться с реальностью. Нет сегодня на Кавказе ни одного народа (кроме чеченцев), в котором утвердилась критическая масса политически мотивированных людей, которые требуют собственного независимого национального государства и готовые платить за это своей кровью.

Тем более, никто не будет нам помогать и жертвовать жизнями ради того, чтобы мы устроили себе отдельную, уютную национальную квартиру.

Зато у народов Кавказа достаточно мужчин, кто не забыл о своем Исламе и требовании Всевышнего установить Его закон на вверенной ему земле.

- Проблема наших демократических оппонентов в том, что они признают, что все в руках Аллаха и что происходит только то, что пожелает Аллах, но, когда дело касается политики они выводят Аллаха из господства, а политику из Ислама и окунаются в омут человеческих страстей, и предпочтений.

- Изменившийся контекст мировых процессов позволяет сегодня «легализовать» исламский политический проект и представить его, как ответственную альтернативу нарастающему хаосу.

- Мы уверены, что открытое и ясное изложение нашей позиции относительно будущего Северного Кавказа, и объяснение выгод, которые могут быть достаточно значительными, чтобы побудить глобальных акторов не противодействовать созданию единого политического субъекта в этом регионе, будут способствовать установлению долгосрочной стабильности на Кавказе.

Заключение: Ясность по важному вопросу

В заключении хотел бы раз и навсегда внести ясность по одному важному вопросу.

У меня нет необходимости каждый раз опровергать ложь лжецов. Достаточно того, что я сказал один раз.

Кто хочет верить в ложь, того не переубедит правда. Ибо эти люди не ищут правды, а следуют за своими желаниями с страстями.

У меня к этим людям одновременное чувство жалости и благодарности. Жалость - потому что своей ложью они берут на себя мои грехи, прибавляя к своим. Благодарность - потому что очищают меня от моих грехов.

А полный расчет будет в Судный День, иншааЛлах.

Ясность, которую я хочу внести, заключается в следующем моем заявлении:

- Самым большим достижением в своей жизни, из всех дел, которые я совершил в этом мире по сегодняшний день, я считаю то, что Аллах позволили мне поддержать, по мере моих сил и возможностей, Имарат Кавказ и муджахидов, когда толпы врагов и «друзей» набросились на них со всех сторон, покушаясь на их жизни и честь.

Я очень надеюсь, что проявленное в этом деле усердие будет аргументом в мою защиту в День Суда и причиной прощения моих грехов.

Самой большой ошибкой в моей жизни из всех дел, которые я совершил в этом мире по сегодняшний день, за которую я прошу прощения у Всевышнего каждый день и надеюсь, что Аллах избавит меня от наказания за нее в День Суда - это мое участие в демократических выборах после победы, которую нам даровал Аллах в первой войне.

Надеюсь, что мое заявление было ясным и недвусмысленным.

И на этом, пока все!

Если есть во всем вышеизложенном, какая-то польза для мусульман, то это от Аллаха. Если есть ошибки и отклонения, то это от меня.

Завершаю словами восхваления Аллаха и просьбой о помощи в изгнании врага и восстановлении Его Шариата на нашей Кавказской Родине.

И да благословит Всевышний нашего пророка Мухаммада (алейхи салату всалам)

Аллаху Акбар!

Мовлади Удугов
Кавказ-Центр

***

Краткая биографическая справка М. Удугов