Почему я, русский, ненавижу Россию

3 июня в 08:53


Почему я, русский, ненавижу Россию

Я ненавижу эту страну и хочу отсюда уехать. Я точно знаю момент, в который четко осознал свое желание. Это 3-е сентября 2004 года. Взрыв (чекистами) школы в Беслане.

 

Ложь, которая натужно продавливалась во все информационные каналы в предшествовавшие дни, и грохнувший затем невероятный ужас, явились последней соломинкой, сломавшей спину верблюда. Личная беда, случившаяся в том же несчастливом високосном году, и дальнейшая полная беспомощность перед государственной машиной уже завершали перелом сознания. Я, наконец, ясно ощутил и осознал то, что и ранее знал всю свою жизнь здесь, то, что знает каждый из нас.

 

Граждане этой страны стыдятся и презирают ее. А те, кто не презирает - либо идиоты, либо мерзавцы. Последние, впрочем, тоже презирают, только тщательно это скрывают. Не согласны? Попробуйте вспомнить, честно, для себя самого - в каком свете вы оценивали некие события, как характерные для этой страны. Например, "только с россиянами могли так обойтись", "не удивительно для нашей страны", "только наши (или наше правительство) так относятся к своим согражданам", "а вот США бы в таком случае". Вспомнили хотя бы одну позитивную оценку такого рода?

 

В нас глубоко сидит комплекс "национальной неполноценности". Даже в русских национальных байках, в противоположность всему остальному миру, главным идиотом всегда оказывается, как ни парадоксально, русский. Если и сварит кашу из топора, тут же прохлопает или пропьет и топор и кашу.

 

Теперь в России культивируется какая-то особенная форма патриотизма - основанного исключительно на ненависти к окружающим. Даже если и заходит в этом ключе речь о собственных достоинствах, то, как правило, в таком роде: "наши предки всем им ... давали!" или "наши ракеты могут им всем такой ... дать!" Именно так ведет себя злобное ничтожество по отношению к людям, превосходство которых над собой чует нутром.

 

Наша терпимость к любым издевательствам власти над народом объясняется чрезвычайно просто - "а когда иначе-то было?" и "разве иначе может быть?".

 

Мы убеждены в естественности такого положения вещей. Даже если мы выбираем своим руководителем уважаемого нами человека, немедленно начинаем тихо ненавидеть и презирать его. Потому что руководитель не может быть человеком порядочным, а печься о зависимых от него людях, кроме родственников, может только дурак. Чиновник по определению - вор. Крадет он, впрочем, не столько у нас, сколько у "государства", что определяет нашу этакую презрительную снисходительность. Мы и сами не дураки украсть у "государства", если что. Будь это налог или билет на проезд. Что там, для нас государство вообще - это некий карательный орган, противостоящий "народу", нечто мешающее жить, но неизбежное. Мы фаталисты.

 

Нами руководит полное пренебрежение к Закону, следующее из маргинальных "понятий", главным из которых является противостояние государству.

 

Мы презираем своих руководителей, которые ничего не меняют в текущем положении вещей, и ненавидим тех, кто решается на реформы, неизбежно вызывающие трагические издержки... Принципиальная позиция российского "гражданина" - ни при каких условиях не признавать за собой ответственности за события в стране, но вешать всех собак на прямо или косвенно уполномоченных самими же на принятие решений.

 

Мы, в отличие от жителей нормального мира, считаем сотрудников государства не собственными наемными работниками, а совсем наоборот, врагами, создающими нам бесконечные проблемы из желания вытянуть мзду или просто напакостить. Что удивительно, сами эти сотрудники всячески стараются соответствовать такому образу - как будто под влиянием общественного стереотипа.

 

Это не мы пыжимся в попытках казаться "Великой Державой" в обносках. Нам смешны эти потуги - мы же с детства, из нами же придуманных анекдотов, знаем, что родились в куче навоза, просто "это наша Родина, сынок".

 

Мы трепетно относимся к своей "малой Родине" и друзьям, но презираем свою страну и народ в целом. Порой мы даже злорадствуем неудачам страны на международной арене - в таких ситуациях мы относимся к своей стране, как к "государству", а государство воспринимаем как вышестоящего недруга.

 

В экстремальных условиях, от армии до эмиграции, представитель любого народа старается помочь своим соплеменникам. Только не русские. Русский скорее сделает вид, что он "nicht verstehen", чем ввяжется в проблемы своего земляка.

 

В поездках за пределы страны самыми нежелательными попутчиками и соседями мы считаем русских. Более напыщенных, хамоватых и тупых людей мы и не можем представить. Похоже, что это главные национальные черты, видимые нами в собственных соотечественниках. В самих себе.

 

Я не знаю, кто виноват в том, что мы такие. Кровавый царизм, татаро-монголы, большевики, или кто-то еще. Я не анализирую, я как чукча - что вижу, о том пою. Я просто понимаю, это не то место и не те люди, в котором и с которыми я бы хотел жить.

 

С. Кандаев, Москва

Отдел мониторинга

КЦ