Шейх Абу Мусаб ас-Сури: Ошибки движения джихада. Часть 1

Шейх Абу Мусаб ас-Сури: Ошибки движения джихада. Часть 1

В своих лекциях под названием «Действительность мусульман: кризис и выход из него», прочитанных в 1999 г в Исламском Эмирате Афганистан, шейх Абу Мусаб Ас-Сури, в частности, анализирует ошибки движения джихада, имевшие место на тот момент.

Мы решили, что эта информация будет полезна мусульманам, которые действуют на пути Аллаха сегодня и постараемся перевести эту часть лекций шейха Абу Мусаба. Хотим предупредить, что, как и во многих других публикуемых у нас материалы, мы не во всем согласны с шейхом Абу Мусабом, но это считаем этого человека одним из выдающихся военных учёных и мыслителей джихада и военной науки, огромный опыт и знания которого еще не оценены по заслугам, особенно в русскоязычной среде.

Админ (al-isnad)

 

***

Говорит шейх Абу Мусаб Ас-Сури, да ускорит Аллах его освобождение и да простит его грехи:

Перечень ошибок и понятий, которые должны быть исправлены в джихадском движении.

Мы разделили ошибки на пять групп:

1 Ошибки в идеологии и манхадже (методологии).

2 Ошибки в форме и структуре.

3 Ошибки в методах противостояния врагам.

4 Ошибки в стиле дискурса (обращения).

5 Общие ошибки и проблемы.

Ошибки в идеологии и манхадже (методологии)

1. Проникновение идей чрезмерности, излишней жёсткости и крайности, как результат сокращенного и упрощенного изложения некоторых вопросов в джихадской литературе.

Я считаю, что первая и наиболее важная ошибка в идеологической и методологической сфере джихадского течения это проникновение идей чрезмерности, излишней жёсткости и крайности в манхадж некоторых джамаатов джихада.

И мы можем обнаружить, что в некоторых движениях «такфир» и «религия» стали близкими по значению словами, и проявились крайности и отсутствие ясности в теме дружбы и непричастности, и всё это – результат ошибок. А эти ошибки – результат того, что некоторые правильные понятия были представлены в книгах в сокращенном и плохо разъясненном виде, что послужило причиной возникновения идей чрезмерности.

К примеру, в некоторых книгах джихадского движения, разъясняя слова Всевышнего Аллаха «Разве Мы приравняем мусульман к грешникам? Что с вами, как вы судите?» (Письменная трость, 35-36), автор начинает говорить об обязательности разделения между кафиром и мусульманином, даже если кафир и утверждает, что он мусульманин. И это правильные слова, однако представленные в очень обобщенном виде.

Примером могут служить и слова Саййида Кутба, да помилует его Аллах: «Самое большое затруднение этих движений — это отсутствие ясного осознания пути праведных мусульман… до такой степени, что открытое произнесение слов различения стало причиной подозрений и обвинений … в такфире «мусульман»… И это также первое препятствие, которое должны преодолеть призывающие к Аллаху в каждом поколении! Надлежит начинать призыв к Аллаху с разъяснения пути верующих и пути грешников!» (Под сенью Корана, 2/1107).

Саййид Кутб, да помилует его Аллах, говорит здесь о правителях и некоторых заблудших, которые заявляют о своей принадлежности к исламу, однако из-за того, что эта мысль представлена таким образом, многие «такфиристы» в споре со мной говорили: «Посмотри, Саййид Кутб говорит «не бойтесь выносить такфир мусульманам»!

И подобное мы можем встретить во многих других книгах, например, в книгах шейха Абу-ль-А’ля Аль-Маудуди. И также Саййид Кутб говорит: «Кто сказал «ля иляха илля-ллах», но не верит в это в соответствии со смыслом и пониманием, заключенным в этих словах, тот не является мусульманином», и затем эти джахили говорят: «Эти люди не верят в «ля иляха илля-ллах» в соответствии со смыслом, о котором говорил Сайиид Кутб».

Я не говорю, что Саййид Кутб и Аль-Маудуди джахили или ошиблись, да упасёт меня Аллах, я считаю, что они относятся к величайшим фигурам и основателям джихадской идеологии в этом веке. Но я говорю, что обобщенная форма этих слов стала причиной появления чрезмерности, подобно тому, как это произошло с некоторыми мыслями, изложенными в «Умде» [по всей видимости книга Абду-ль-Кадира Абду-ль-Азиза «Умда фи и’дад аль-‘идда»], с некоторыми мыслями в научных книгах, с некоторыми мыслями, изложенными в книгах шейха Абу Мухаммада Аль-Макдиси.

Они были искажены тафсиром джахилей, и просочились чрезмерность, излишняя жёсткость и крайности, и течение джихада стало на определенном этапе заниматься не противостоянием с кафирами и муртаддами, а с мусульманами на том основании, что они нововведенцы и заблудшие.

Постепенно сражение перешло от борьбы с крестоносцами и муртаддами к борьбе с заблудшими мусульманами. Основа же ошибки – изначальное наличие пробелов в манхадже. И я говорю вкратце то, что нуждается в более глубоком разъяснении…

2. Придача военному командованию полномочий правителя исламского государства

К проблемам методики относится путаница в вопросе являются ли джамааты джихада мусульманскими джамаатами (организациями) или же они Джамаат (община) всех мусульман?

Многие джихадские движения начали выдвигать мысль, что мы – общий Джамаат мусульман, и тот, кто не с нами, тот не в Джамаате мусульман, так что граница между такфиром и джихадом стала разрушаться, что достигло своего пика в Алжире, где они объявили себя эмиратом мусульман, халифатом, и что тот, кто с ними, тот в Джамаате мусульман, а кто не с ними, тот в джамаате муртаддов, даже если и не работает на власти, что привело к большим бедам.

И даже у тех джамаатов, в которых нет этой проблемы, можно обнаружить путаницу: является ли власть их амира общей властью [исламского правителя], или же это командование на джихаде. И также встречаются джамааты, которые говорят: «Мы единственный законный джамаат в этой стране, и если появится другой джамаат, то он незаконный».

Эта проблема строится на неясном представлении. И если есть джамаат, созданный для джихада, то это значит, что могут быть и другие джамааты, например, джамаат, собирающий закат, джамаат, повелевающий одобряемое и запрещающий порицаемое. Да, конечно, правильно, если муджахиды будут в одном джамаате, однако если они не находятся в одном джамаате, то как определить, какой из джамаатов будет законным, а какой незаконным?! Таким образом мы погрузимся в бесконечный и бесплодный спор.

И появились крайне опасные идеологические заявления. Так, я слышал от некоторых, кто даёт фатвы и наставления джихадистам, что амир джихадского джамаата имеет право брать присягу от людей, что если он оставит джамаат, его надо будет казнить, считая, что это будет выход из Джамаата мусульман, и что людям следует присягнуть этому амиру как общему правителю (имаму) мусульман, а не как амиру джихада, и что этот амир должен исполнять установленные шариатом наказания, и что он — общий правитель мусульман, и что вышедших против него следует убивать.

Какой-то джамаат говорит: «Мы – законный джамаат, и будет сражаться с любым другим джамаатом, который есть в этой местности». И здесь проблемы в манхадже. Был случай, когда один брат рассорился со своим амиром, не с общим амиром всего джамаата, а амиром одной из групп этого джамаата, и брат пошёл пожаловаться и спросил: «Где границы полномочий этого амира надо мной?», и ему ответили: «Ты должен подчиняться любому приказу этого амира, даже если он будет забирать твоё имущество и бить тебя»! [отсылка к хадису, приведённому Муслимом].

И это перенесение смысла хадиса, который говорит об общем Имаме и Халифе мусульман, который правит по законам Аллаха, обладает силой и государственной властью, на эти джамааты, подвешенные в воздухе!.. Все мы бедолаги, изгнанные из наших стран, не имеющие возможности дать нашим муджахидам то, что они заслуживают, как даёт общий Имам, и в то же время мы требуем от них, чтобы они относились к своему амиру как к общему Имаму!

Асхабы, когда не могли защитить зиммиев в Сирии, вернули им джизью. Халид ибн Аль-Валид, который собирал джизью с жителей Хомса, когда решил отступить к Ярмуку, чтобы там встретить византийцев, сказал христианам: «Мы брали у вас джизью на том основании, что будем защищать вас, но теперь мы отступаем, поэтому возьмите обратно ваши деньги», потому что джизья даётся в обмен на определенные права. А ты берешь от своего воина присягу на то, что ты общий правитель, а что ты ему даешь взамен?!

Так что возникла путаница – являются ли эти джамааты имаратами общей власти? Ответ вытекает из знания природы этих имаратов: является ли он объединением для какой-то работы, или для войны, или же общей государственной властью.

И также появилась проблема в шариатской законности джамаата в одной стране: какой джамаат является законным, этот или тот? И началась борьба между джамаатами в результате дефектов в манхадже.

3. Импорт ошибок других джамаатов и течений

Одна из идеологических и методологических болезней в джихадской работе это то, что течение джихада сформировалось из различных источников, и в него вливаются братья из разных джамаатов. Основы у одних их них – салафитские, у других – ихвановские, у третьих – кутбистские, у четвертых — из других идеологических течений. И когда они приходят в джихадское движение, каждый из них приносит свои ошибки и отклонения.

Подавляющее большинство джихадских джамаатов преследуются и находятся в очень тяжелых обстоятельствах с точки зрения безопасности, что не даёт достаточного времени для идейного воспитании молодёжи и избавления их от ошибок и отклонений, с которыми они пришли из других джамаатов. И мы видим, что база для такфиризма есть у некоторых салафитов или у некоторых ихвановцев, и они просочились в джихадские движения.

И джихад в Сирии нес на себе печать суфизма, так как его основной идеолог Саид Хауа, да помилует его и нас Аллах, был суфием, и отметил методологию воспитания суфийской печатью. В других местах, например, мы видим, как муджахиды с Аравийского полуострова приходят под сильным влиянием течения Ибн База и Ибн Усаймина, и до сих пор Ибн Баз и Ибн Усаймин у них близки по статусу к пророкам, не смотря на все те беды, которые произошли от этих двух человек!

И также к джихадскому течению присоединились люди, воспитанные на идеях Аль-Альбани, и принесли нам политические отклонения Аль-Альбани. У Аль-Альбани есть странности в политических вопросах и ошибочные фатвы. Он считает вооруженную борьбу и восстание против правителей нововведением и ошибкой.

Он считает членов иракской партии «Баас» мусульманами, а иорданского короля Хусейна исламским правителем в дару-ль-ислам. По его мнению мусульмане Палестины должны совершить хиджру в Иорданию, потому что она дару-ль-харб! Он действительно много служил Сунне и ильму, но у него есть большие ошибки.

И если мы обратимся к салафитскому течению в Кувейте, то обнаружим у них тяжелые ошибки, и если обратимся к Аль-Вади’и, то обнаружим у него тяжелые ошибки. Я сейчас не критикую этих людей, они имеют свой заслуженный статус, я говорю о том, что когда в джихадское течение приходит молодёжь из другой среды, суфийской, салафитской, ихвановской, она приходит с большими ошибками в манхадже.

У тех братьев, которые пришли из «ихванов» нет понимания в вопросе пользы шариатской и нешариатской, они пришли к нам с пониманием вопроса пользы и необходимости, неограниченным рамками ислама, и тем самым в джихадскую идеологию проникли несоответствующие шариату практики.

Поэтому я говорю, что одна из методологических ошибок это то, что джихадское течение, не смотря на написанные его представителями книги, так и не очистило свою идеологию, и в него проникли методологические ошибки, привнесённые извне.

4. Посвящение времени выявлению недостатков других джамаатов и игнорирование их достоинств

Большая ошибка, допущенная джихадским движением, это посвящение себя выявлению недостатков других исламских групп. Мы можем найти много исследований, в которых критикуются и разносятся в клочья «ихваны», салафиты, «Таблиг», суфии, и создаётся такое впечатление, что мы вобрали в себя всё истину за время нашего скромного существования.

Да, большая часть того, что мы говорим об ошибках исламских джамаатов – правильно, например, вопросы демократии, нововведений, разных проявлений ширка, суфизма, вопросы оставления политической деятельность, оставление вооружённой борьбы – всё это верно.

Однако джихадское течение в своей идеологии и методологии пренебрегает двумя важными пунктами:

Что в этих движениях есть и достоинства, которые мы должны выявлять и изучать. Например, у суфиев – не смотря на заблудших из их числа – мы можем найти такие благие дела, как возвеличивание знаков Аллаха, заучивание Корана, любовь к Пророку, да благословит его Аллах и приветствует, и асхабам, посвящение времени поминанию Аллаха, сладость поклонения, мягкость к верующим и внимание к людям, умение красиво призывать.

Эти достоинства относятся к нашей религии, но они смешивают их с заблуждениями и нововведениями, а иногда и с ширком, это известно, так что не надо говорить «Абу Мусаб хвалит мушриков-суфиев».

Я говорю, что в общем среди суфиев есть разные уровни, и у многих из них есть достоинства, которыми мы пренебрегаем, и в них суфии лучше нас, например, в поклонении, в привязанности к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и асхабам, в возвеличивании знаков Аллаха они лучше нас. Я говорю в общем, потому что в джихадском течении есть люди, которые и в этом лучше суфиев.

У салафитов, и даже у «мадхалитов» и правительственных мунафиков есть усердие в отношение к Сунне, поиску знаний, старание в очищении вероубеждений, дружбе и непричастности. Эти достоинства присутствуют в худших из салафитов, подобных Аль-Вади’и, Аль-Мадхали, Ибн Базу, Ибн Усаймину, членам «комитета больших учёных», это зловредные мунафики, однако у них есть очень много достоинств, которые мы упускаем.

И у «ихванов» есть очень много достоинств — я сам на каком-то этапе был в этой организации — в управлении, в понимании, в организации, в контроле, в командовании. Есть много важных вопросов, в которых они лучше нас, которым мы не придали значения, и стало идеологией представление, как будто у них нет ничего хорошего. Такой подход привёл к тому, что мы не извлекаем методологической пользы из опыта других, и это одна из ошибок джихадского течения.

Кто-то может мне сказать, что я сам занимаюсь критикой, да я уделяю время критике, но упоминаю и многие достоинства, и даже когда говорю о «Фронте спасения» [Алжирская исламская организация, пришедшая к власти демократическим путём и уничтоженная в результате военного переворота], я упоминаю многие их достоинства.

И когда я писал книгу «Сирийский опыт», я упомянул многие достоинства «ихванов», так что даже один из выдающихся участников джихадского течения навестил мой дом и сказал: «Мы хвалишь «ихванов» в книге, в которой критикуешь их».

Нам же следует сказать «Господь наш, прости нам и нашим братьям, которые опередили нас иманом» (Собрание, 10), мы будем смотреть, какими достоинствами обладают другие, чтобы самим использовать их.

Я говорю об ошибках для того, чтобы затем сделать их анализ и выработать методы их исправления, то есть я говорю о болезни, а затем о лечении.

Люди, которые посвятили себя разговорам о недостатках других джамаатов, создали нам две проблемы. Первое – это то, что мы не знаем об их достоинствах, второе – мы тем самым широко открываем дверь для внутренней вражды в исламских движениях, которые также находятся под атакой общего врага.

Эти движения хотят призвать к религии Аллаха или добиться власти не дозволенными шариатом методами, однако враг не оставляет эти движения и борется с ними, а мы не ставим их в наши ряды. В результате увеличивается разрыв между джихадистами и другими течениями…

alisnad.com


© Kavkazcenter.com 2015