ЗНАЙ СВОЮ ИСТОРИЮ. Осужден на 25 лет каторги за то, что просил Бога избавить от советской власти

ЗНАЙ СВОЮ ИСТОРИЮ. Осужден на 25 лет каторги за то, что просил Бога избавить от советской власти

Из книги «Русская эмиграция в борьбе с большевизмом»:

- Вообще у Захарова в лагере среди заключенных было много знакомых, приходивших к нему отдохнуть и поговорить на запрещенные темы. В лагере был старик чеченец, с седой бородой, с Кавказа, по имени Али Эльсанов. Он, приходя к Захарову, здесь, в тиши, на водокачке, в углу расстилал свой арестантский бушлат и совершал свой намаз (молитвы).

В одно из обычных его посещений после намаза Захаров спросил, за что его, такого старого, забрали сюда. Али достал из-за пазухи аккуратно связанную пачку бумаг и, найдя в ней что ему было нужно, передал бумагу Захарову со словами: "На, читай!"

Карпуша развернул эту бумагу и прочитал в ней следующее. Вверху было написано - "копия", слева, сбоку, отпечатано на машинке:

"Постановление народного суда в Гудермесе"; дальше шло самое постановление: "Али-Эльсанов, чеченец такого-то аула, осужден народным судом в Гудермесе на 25 лет каторжных лагерей за то, что он молил Бога избавить его от советской власти".

Дальше, как обычно, шли внизу подписи секретаря и председателя, дата и печать.

Прочитав эту бумагу, трудно было поверить, как это могло быть, что безбожная советская власть могла наказать 75-летнего старика за его молитвы на 25 лет каторгой, почему Захаров и спросил его, как это могло случиться.

Эльсанов ему объяснил, что когда он молился, то молодой чеченец-комсомолец подслушал и на него донес. Советская власть, считающая себя сильной, хотя и безбожная, а все-таки побаивается за свое существование. "А вдруг Аллах услышит молитву Эльсанова и избавит его и других от их власти?"

Однажды председатель поверочной комиссии, проходя мимо Эльсанова и увидя перед собой глубокого старика, спросил его: "А тебе, старик, сколько лет?", на что Али ему ответил: "Мне 100 лет!"

Начальник удивленно вытаращил на него глаза. Тогда Али ему объяснил: "Сейчас я имею уже 75 лет, да советская власть мне подарила 25 лет, а всего выходит - сто лет". Начальство, не сказав ни слова, круто повернувшись, вышло из барака.

Из книги «Русская эмиграция в борьбе с большевизмом»