WASHINGTON POST: Сирия - начало конца путинизма

WASHINGTON POST: Сирия - начало конца путинизма

С одной стороны, Россия переживает экономический кризис, с другой – Путин старается поддержать слабого, но жестокого ближневосточного союзника – режим Асада в Сирии, пишет Washington Post.

Кремль стремится сделать так, чтобы Асад остался у власти, прикладывая к этому массу усилий и неся массу непредвиденных расходов: крушение в Египте российского пассажирского самолета из-за заложенной ИГ бомбы и гибель 224 пассажиров; атака на российский бомбардировщик, нарушившего границы Турции, и гибель одного пилота; нападение сирийскими повстанцами на вертолет, отправившийся на поиски катапультировавшихся пилотов.

Пока Путин занимается Сирией, инфляция в России растет, экономика сокращается, уровень бедности увеличивается, а рубль слабеет.

Западные санкции нанесли ощутимый удар по Кремлю, а снижение цен на нефть — основной источник дохода для российского правительства — еще больше усугубило ситуацию.

Возможно, через 50 лет историки напишут, что российская интервенция в Сирии в 2015 году стало началом конца путинизма», отмечает издание.

В другой статье «О том, как Турция поставили Россию в тупи…» газета пишет, что проследив за российскими СМИ в течение какого-то времени, быстро начинаешь замечать определенные шаблоны. Здесь ничего не происходит просто так.

- «Инцидент со сбитым турецкими ВВС российским бомбардировщиком можно интерпретировать по-разному: кто-то скажет, что это был акт самозащиты со стороны Турции, кто-то - утверждать, что это акт агрессии», - указывает британская журналистка, научный сотрудник Центра анализа европейской политики Энн Эпплбаум в колонке для Washington Post.

Но для Путина и его подхалимов в российских медиа, отмечает автор, важен только один вопрос: к какому нарративу отнести подобное событие?

«Я понимаю, что при описании работы российских стратегических коммуникаций это звучит слишком литературно и, возможно, даже претенциозно, - продолжает Эпплбаум. – Но, последив за российскими СМИ в течение какого-то периода времени, быстро начинаешь замечать определенные шаблоны в освещении новостей».

Здесь ничего не происходит просто так. Любое событие является частью большей истории, зачастую конспирологической теории.

В центре этих теорий – Россия, а точнее, заговор с целью уничтожить или ослабить Россию. В эти теории вплетены элементы реальности, однако они искажены для создания альтернативной виртуальной реальности в угоду сюжетной линии.

Эпплбаум отмечает, что в последние пару лет можно было наблюдать несколько вариаций этого процесса. К примеру, общественные протесты в Украине неоднократно толковались Кремлем как возрождение нацизма, вдохновленное и поддерживаемое НАТО. С началом российских бомбардировок в Сирии Путин запустил новый нарратив.

Так, в ходе сентябрьского саммита Генассамблеи ООН он провел прямые параллели между антитеррористической коалицией и антигитлеровской коалицией времен Второй мировой войны, которая «может объединить широкий круг стран, решительно противостоящих таким же злым и человеконенавистническим силам, как нацисты».

Однако Турция значительно усложнила ситуацию для России, считает колумнистка. Можно ли считать сбитый российский самолет частью нацистский/натовской «агрессии против России»? Если да, то России, возможно, придется отвечать НАТО. Может, это часть «террористического заговора» против России? Тогда это выглядит немного странно, ведь Турция также утверждает, что «борется с терроризмом».

На какое-то время Россия сконцентрировалась на втором варианте, версия с НАТО была отброшена. Турция, фальшивый друг и «пособник террористов», нанесла РФ «удар в спину», сказал Путин.

Учитывая другие альтернативы, это не такие уж плохие новости: кажется, ответ России туркам вряд ли будет военным, и НАТО не увязнет в широкомасштабном конфликте, заключает автор.

Но это не значит, что всё закончилось. Что, если Россия будет нести дальнейшие потери? Что, если будет сбит еще один российский самолет? Что если ситуация в Сирии ухудшится, и эта война станет в России непопулярной?

В подобном случае Кремлю понадобится объяснение собственных неудач, нарратив придется снова менять, и на этот раз именно НАТО может оказаться идеальным злодеем», заключает автор.

Отдел мониторинга

Кавказ-Центр