Пон., 06.11.1435 Hjr / 01.09.2014, 14:09 по Имарату РусскийEnglishtürkçeعربي

главное

зеркала

версии
Google
Kavkaz-Center
WWW
Наша кнопка

Экспорт новостей
 
УммаМнение Также в этом разделе

На заметку мусульманам: О планах по внедрению «демократического Ислама»

Время публикации: 30 мая 2010 г., 15:56

Текст этого материала разработан в недрах небезызвестного «мозгового центра» RAND Сorporation, который снабжает американское правительство аналитическими выкладками и рекомендациями по различным направлением политики США.

 

Непосредственным автором работы является Шерил Бенар — старший политолог RAND, известная своей фанатичной антиисламской позицией.

 

КЦ публикует данный материал без комментариев (в том числе и абсолютно ангажированных, лживых утверждений и оценок, как относительно Ислама в целом, так и нынешних процессов в Исламе), с сохранением терминологии и стиля статьи Шерил Бенар, в рамках ознакомления мусульман с планами противников Ислама, их замыслах, тактике и целях.

 

Эта работа также дает определённые представления об идеологической базе многих современных деятелей из числа т.н. «исламских демократов», патриотов-националистов с «исламским лицом», радетелей за «толерантный» и «традиционный» Ислам, отдельных проповедников и активистов, которые выступают с нападками на моджахедов, искажают и дезавуируют хукмы Шариата и Джихада, их своевременность и необходимость.  

 

***

 

Гражданский Демократический Ислам

 

Пять столпов демократии для Ислама. Как Запад может способствовать реформе Ислама

 

Конкурирующие модели ислама борются за духовное и политическое господство с серьезными последствиями для остального мира. Ясно понимая продолжающуюся идеологическую борьбу внутри Ислама и различая конкурирующие силы исламской мысли, западные лидеры могут определить подходящих мусульманских партнеров и сотрудничать с ними для предотвращения экстремизма и насилия, а также для поощрения демократизации и развития.

 

Идея о том, что внешний мир должен стремиться к развитию умеренной, демократической модели Ислама циркулировала в течение десятилетий, однако нашла свою актуальность только после 11 сентября 2001 года. Существует общее мнение что это конструктивный подход. Ислам несет в себе множество идеологий и политических движений, часть из которых подрывают глобальную стабильность. Поэтому представляется разумным способствование силам внутри Ислама, призывающим к более умеренному, демократическому, мирному и толерантному общественному порядку.

 

Преобразование лидирующей мировой религии задача не из легких. Если «построение национально-государственного механизма» является грандиозной задачей, то «построение религиозного строения» является наиболее рискованным и сложным делом.

 

Ислам не является ни однородной и ни самодостаточной системой. Множество внешних проблем и влияний запуталось с религией. Многие политические силы в исламском мире сознательно пытаются «исламизировать» дискуссии для достижения своих целей.

 

Нынешний кризис в Исламе состоит из двух основных компонентов: неспособность развиться на собственных условиях и потеря связи с глобальной доминирующей системой. Исламский мир отмечен своей глубокой отсталостью и сравнительной беспомощностью.

 

Многие доморощенные решения — такие как национализм, панарабизм, арабский социализм и исламская революция — не приносит успеха, что приводит к разочарованию и гневу. В то же время исламский мир с одной стороны отказывается идти в ногу с современной мировой культурой, а с другой — идет к задворкам мировой экономики, создавая неудобную ситуацию для обеих сторон.

 

У мусульман нет единого мнения в разрешении своего кризиса: что является его причиной, и как в итоге должно выглядеть их общество. 

 

Перед Западом стоит вопрос: какую идеологию (или идеологии) поддержать, какие методы использовать и какие конкретные реальные цели поставить.

 

Идеологический Спектр

 

Фактически, на сегодняшний день исламский мир разделен на черыре идеологических фронта: фундаментализм, традиционализм, модернизм и секуляризм. Каждая из этих групп состоит из подгрупп, которые затмевают различия среди первичных групп. Для западных лидеров важно понимание различий как внутри группы, так и между группами.

 

Фундаменталисты отвергают демократические ценности и современную западную культуру. Им нужно авторитарное, пуританское государство для установления исламского закона и морали крайнего толка. Они готовы к использованию инноваций и современной технологии, но не прекращению насилия.

 

Существует два направления в фундаментализме. Первый, основывающийся на теологии (тавхиде) и обычно распространяемый в религиозных учреждениях, относится к скриптуальным (основывающимся на Писании) фундаменталистам. В эту группу входят: основная часть иранских революционеров, Саудийские ваххабиты и турецкое общество Каплан. 

 

Радикальные фундаменталисты, напротив, уделяют меньшее значение буквальной сущности Ислама, чем приобретают значительную свободу или преднамеренно или же из-за незнания исламских ортодоксальных догм.  «Аль-Каида», афганский «Талибан», «Хизбу-ат-Тахрир» и большое число других исламских радикальных движений и разбросанных по всему миру групп принадлежат к этой категории.

 

Традиционалисты стремятся к консервативному обществу. Они скептически относятся к современному миру, новшествам и прогрессу. Они также разделены на две группы. Различия существенны.

 

Консервативные традиционалисты придерживаются строгого применения мусульманских законов и традиций в буквальном смысле. Они видят роль государства и политической власти в поощрении или, по крайней мере, в содействии этому. Однако, в общем, они не одобряют насилие и терроризм. Они концентрируют свои усилия на повседневной жизни общества. Их цель заключается в максимальном сохранении ортодоксальных норм, ценностей и поведения. Их позиция — неприятие новшеств. Соблазны и современный ритм жизни рассматриваются как серьезные угрозы.

 

Реформистские традиционалисты считают, что Ислам, чтобы оставаться во все времена жизнеспособным и привлекательным, должен идти на некоторые уступки в применении ортодоксии . Они готовы к обсуждению реформ и реинтерпретаций. Их позиция — осторожная адаптация к изменениям, проявляя гибкость в букве закона для сохранения духа закона.

 

Модернисты желают видеть исламский мир частью глобального современного порядка. Они стремятся преобразовать Ислам так, чтобы он шел в ногу с современной эпохой; активно пытаются внести радикальные изменения в текущее ортодоксальное понимание и практику Ислама. Они хотят выбросить за борт обременительный балласт локальных и региональных традиций, за столетия переплевшиеся с Исламом.

 

Кроме того, они верят в историчность Ислама — что Ислам, практиковавщийся во времена Пророка, отразил вечные истины так же, как и исторические обстоятельства, соответствующие своему времени, но не имеющие более силу.

 

Они полагают, что основная суть Ислама не только останется неуязвимым, но и утвердится с помощью новшеств, даже после внесения существенных изменений, отражающих изменчивые время, социально-бытовые условия и исторические обстоятельства. Их основные ценности — верховенство индивидуального и общественного сознания, основанного на социальной ответственности, равенстве и свободе — совместимы с современными демократическими нормами.

 

Секуляристы требуют принятия исламским миром идеи отделения мечети от государства, подобно западным индустриальным демократическим странам, относя религию к частной сфере. Далее они полагают, что религиозные традиции должны соответствовать земельному праву и правам человека. Турецкие Кемалисты, установивщие полный контроль государства над  религией, представляют собой модель светского Ислама.

 

Эти позиции должны быть рассмотрены как сегменты, имеющие одно направление, а не расходящиеся категории. Между ними нет четких границ. Некоторые традиционалисты имеют много общего с фундаменталистами. Самые модернистские традиционалисты — почти модернисты, а самые крайние модернисты подобны секуляристам.

 

В то же самое время, группы занимают отчетливо различные позиции по проблемам, которые стали спорными в Исламском мире сегодня, включая политическую и личную свободу, образование, статус женщины, уголовного право, легитимность реформ и новшеств, и отношение к Западу.

 

Повестка дня для Реформы

 

Для брожения идеологического фермента Западу требуется как твердая приверженность Западным ценностям, так и последовательность гибких позиций, подходящих под различные исламские идеи, народы и страны. Этот подход мог бы способствовать развитию гражданского, демократического Ислама, придавая Западу универсальность в справлении с различными установками.

 

Следующая схема описывает возможную форму стратегии. Она опирается на «пяти столпах демократии» для исламского мира. Столпы соответствуют позициям, которые Запад должен занять по отношению к четырем идеологическим группам и рядовым гражданам в мусульманских странах.

 

1. Сначала — поддержка модернистов, продвигая их версию Ислама и создавая широкую платформу для ясной выработки и распространения своих взглядов. Заманчивым представится отбор традиционалистов как передовых агентов для продвижения демократического Ислама, и это возможный курс, который Запад склонен взять. Однако, некоторые очень серьёзные проблемы представляют аргументы против принятия такого решения.

 

Излишняя поддержка традиционалистов может подорвать текущую внутреннюю реформу внутри Ислама и препятствовать тем самым модернистам, чьи ценности полностью совместимы с нашими собственными. Среди всех вышеприведенных групп, модернисты являются самыми благосклонными по отношению к ценностям и духу современного демократического общества. Мы должны продвигать их видение Ислама больше, чем идеи традиционалистов.

 

Модернизм, а не традиционализм, сработал для Запада. Именно он включил в себя необходимость в отступлении, изменении и избирательном игнорировании элементов основной религиозной доктрины. Ветхий Завет не очень-то отличается от Корана в регулировании поведения и содержании множеств правил и ценностей, которые немыслимы, не говоря уже о легитимности, в современном обществе.

 

Это не создает проблему на Западе, потому что мало кто сегодня будет настаивать на том, чтобы все мы жили строго по букве закона библейских патриархов. Вместо этого, мы позволяем нашему видению истинной сути Иудаизма или Христианства выходить за пределы буквального текста, принимаемого нами как историю и легенду. Это именно тот подход,  который предлагают мусульманские модернисты.

 

Секуляристы также близки к Западу с точки зрения их ценностей и политики. Однако, некоторые секуляристы неприемлемы для Запада из-за их рефлексивного анти-американизма и иных позиций. У них также есть проблема в привлечении традиционного сектора мусульманской аудитории.

 

Поэтому, модернисты — лучшие партнеры для Запада. К сожалению, в общем, они находятся в более слабом положении, чем фундаменталисты и традиционалисты, испытывая недостаток в мощной поддержке, финансовых ресурсах, эффективной инфраструктуре и общественной платформе. Таким образом, Западные лидеры должны поддержать модернистов следующими средствами:

 

    * Издавать и распространять их труды по субсидированной стоимости.

 

    * Поощрять их в издании литературы для массовой аудитории и молодежи.

 

    * Ввести их взгляды в учебный план мусульманского образования.

 

    * Сделать их религиозные убеждения и суждения доступными массовой аудитории для конкурирования с фундаменталистами и традиционалистами, у которых имеются вебсайты, издательства, школы, институты и множество других средств для распространения своих взглядов.

 

    *Представить позицию модернизма и секуляризма как контр-вариант для неудовлетворенной исламской молодежи.

 

    * Использовать СМИ и образовательные учебные программы в соответствующих странах для содействия в осознании их предисламской и неисламской истории и культуры.

 

2. Поддержка традиционалистов настолько, насколько необходимо для поддержания их жизнеспособности против фундаменталистов (если они — единственный выбор). Из среды традиционалистов, Запад должен поощрять тех, кто относительно лучше подходит для современного гражданского общества: реформистские традиционалисты. Западу следует поддержать традиционалистов против фундаменталистов следующими путями:

 

    * Предавать гласности традиционалистскую критику фундаменталистского насилия и экстремизма.

 

    * Поощрять разногласия между традиционалистами и фундаменталистами.

 

    * Препятствовать союзу традиционалистов и фундаменталистов.

 

    * Поощрять сотрудничество между модернистами и реформистскими традиционалистами.

 

    * Где это уместно, обучить традиционалистов как дискутировать с фундаменталистами. Фундаменталисты часто более убедительны, в то время как традиционалисты практикуют политически невнятный «народный Ислам» В таких местах, как Средняя Азия, традиционалисты скорее всего нуждаются в обучении ортодоксальному Исламу, чтобы быть в состоянии отстоять свои позиции против фундаменталистов.

 

    * Увеличить присутствие и влияние модернистов в традиционалистских учреждениях.

 

    * Поощрять традиционалистов, придерживающихся Ханафитского мазхаба, как способ противостояния против консервативных ваххабитов, придерживающихся Ханбалитского мазхаба.

 

    * Поощрять популярность и признание Суфизма, традиционалистской формы мусульманского мистицизма, которая представляет собой открытую, интеллектуальную интерпретацию Ислама.

 

3. Активно выступать против фундаменталистов посредством нанесения удара по уязвимым местам их исламских и идеологических взглядов. Разоблачать все, что ни юные идеалисты и ни набожные традиционалисты не могут простить в отношении фундаменталистов: их коррупцию, жестокость, невежество, предрассудки и явные ошибки в следовании Исламу, и их неспособность руководить. Запад должен бороться с фундаменталистами следующим способом:

 

    * Дотошно изучать их интерпретацию Ислама и разоблачать их погрешности.

 

    * Выявлять их связь с незаконными группами и  видами деятельности.

 

    * Предавать огласке последствия совершенных ими насильственных актов.

 

    * Демонстрировать их неспособность развивать свои страны и общины в положительную сторону.

 

    * Целенаправленно  воздействовать на молодежь, набожных традиционалистов, мусульманские меньшинства на Западе и на женщин.

 

    * Изображать агрессивных экстремистов и террористов  как неуравновешенных и трусливых людей, а не как героев.

 

    * Поощрять журналистов в расследовании коррупции, лицемерия и безнравственности в фундаменталистских и террористических кругах.

 

    * Поощрять разделения среди фундаменталистов.

 

Одна из стратегий имеет большие перспективы. Несмотря на успех радикального фундаментализма в мобилизации недовольных молодых людей, особенно молодых парней, у него есть много особенностей, которые должны отклонить молодых людей. Это серьезное упущение в фундаменталистской политической стратегии до сих пор не использовалось.

 

Радикальный Ислам не очень высоко ценит молодые жизни. Управляя юным идеализмом, драматизмом и героизмом, радикальный Ислам превращает молодых людей в пушечное мясо и террористов — смертников. Медресе (фундаменталистские школы) специально обучают мальчиков умирать молодыми, становясь мучениками.

 

Если бы мусульманская молодежь начала смотреть на вещи через призму поколений, как это сделала Западная молодежь в 1960-ых, то они начали бы задаваться вопросом: «Почему большинство террористов-смертников младше 30 лет? Не обязательно быть молодым, чтобы надеть на себя ремень со взрывчаткой. Если это так замечательно, то почему старшие не делают этого?»

 

4. Поддержать секуляристов в зависимости от ситуации. Запад должен поощрять их в признании фундаментализма как общего врага и препятствовать союзу секуляристов с антиамериканскими силами. Западу также следует поддерживать среди них идею, что религия и государство могут быть отделены друг от друга в Исламе также, и что разделение не подвергнет опасности веру, а фактически, может усилить ее.

 

5. Разработать светские гражданские и культурные учреждения и программы. Западные организации могут помочь в развитии независимых гражданских организаций, которые могут обеспечить место в исламском мире для рядовых граждан для обучения их политическому процессу и ясной формулировке своих взглядов.

 

Любая стратегия данного вида должна сопровождаться с осторожностью из-за возможности обратной реакции. Связь американских высших чиновников со специфическими исламскими позициями могут подвергнуть к опасности или дискредитировать как сами группы, так и людей, у которых Запад ищет помощи.

 

Партнерства, которые могут казаться уместными в краткострочной перспективе, такие как союз с консервативными традиционалистами, могут спровоцировать нежелательные последствия в долгосрочной перспективе.

 

Чтобы предотвратить это, Запад должен придерживаться последовательно и добросовестно своих основных ценностей демократии, равенства, свободы личности, и социальной ответственности.

 

***

 

Отдел мониторинга
КЦ

Статьи по теме:

Обращение представителя Вилаята Нохчийчоь за рубежом Абу Хамзы (Ахмада Умарова) АУДИО
Выступление Ахмада Сардали на Международной Кавказской Конференции в Стамбуле ВИДЕО
Шейх Абу Катада Аль-Филястыни: Платье халифа (Часть 4)
Ответы на вопросы читателей ChechenInfo Амира Вилаята Нохчийчоь Хамзата
Грузины и грузинцы
Шейх Абу Мухаммад аль-Макдиси. «Религия Ибрахима» (аудио)
Шейх Абу Катада Аль-Филястыни: Платье халифа (Часть 3)
Шейх Абу Катада Аль-Филястыни: Платье халифа (ч.1 и ч.2)
Шейх Абу Мухаммад аль-Макдиси о провозглашенном халифате
8 лет назад стал Шахидом, иншааЛлах, Шамиль Абу Идрис
Шейх Абу Мухаммад Аль-Макдиси: Это часть того, что есть у меня, но не всё
Мускиева Зара – мать пятерых Шахидов!
Рассказ Зайда
Шейх Абу Мухаммад аль-Макдиси: Разъяснение относительно положения «ИГИШ». Часть 4
Шейх Абу Мухаммад аль-Макдиси: Разъяснение относительно положения «ИГИШ». Часть 3